Крепкий «Дядюшкин сон»

Ирина Родионова, Сегодня от 7 декабря 2000

«ДЯДЮШКИН СОН» в постановке Владимира Иванова прост и гармоничен. В нем нет ничего особенного. Хорошие актеры (многие — ученики Иванова по Щукинскому училищу), добротная, без изысков режиссура, простые и элегантные декорации. 

Верещащая толпа тетушек уездного Мордасова оттеняет немногословие и сдержанность главных героев, скромный быт уездных комнат — вьюгу и неуют пустынных улиц (художник Юрий Гальперин), бенефисный Владимир Этуш (князь К. ) — элегантную игру молодых артистов — Марии Ароновой (Москалева) и Анны Дубровской (Зинаида). Этуш играет старенького князя, за которого уездная львица Мария Александровна Москалева старается выдать свою красавицу дочь. Играет с мягким гротеском и нежным юмором. Рассеянно грассирует, грациозно встает на одно колено, жалобно просит помочь ему подняться, едва не плачет, когда память подводит его и расплывается в улыбке, заслышав звуки давно забытого романса. Над слабоумием его героя смеяться не хочется. Над страстным желанием госпожи Москалевой породниться с впавшим в детство богачом — тоже. Над эксцентричными уездными дамочками — тоже.

Актриса Мария Аронова, всегда с удовольствием исполняющая роли всевозможных дур, на этот раз делает характерную роль трагической. Ее Марья Александровна — женщина бравая и энергичная — так истово мечтает о счастье своей дочери, которого сама за всю жизнь так и не повидала, что ее воинственная поступь в плаще и треуголке и битва со всем городом за грядущее счастье своей Зинаиды, вызывает искреннее сочувствие.

Владимир Иванов не устроил в подражание Вахтангову, к которому, как к пресловутой соломинке, всякий раз апеллирует театр, жестокого гротеска, не нацепил на жителей уездного городка маски уродов. Он смотрит на героев «Дядюшкина сна» спокойно до мудрости. Простой спектакль Владимира Иванова — о будничной серой провинциальной жизни и непостижимой невозможности счастья, мечта о котором уже начинает приобретать уродливые формы, — по жанру тяготеет к элегии. Труба и кастаньеты, введенные в музыкальную партитуру спектакля, — звуки желанной Испании, в которую госпоже Москалевой так и не удалось отправить свою прекрасную дочь, — из заснеженного уезда кажутся особенно прекрасными. Жителям города Мордасова никогда не увидеть, как «восходит пар душистый от зеленых берегов», и они это прекрасно понимают.