На фоне Трои разлагаются семейства

Ирина Шведова, Московская правда от 21 ноября 2008

Литовский режиссер Римас Туминас, больше года назад занявший пост художественного руководителя прославленного театра, представил свою первую постановку. Спектакль столь масштабный, многослойный по содержанию и метафоричный по форме, что зрителю в зале приходится ох как нелегко… Все-таки отсутствие в стране в течение многих десятилетий гимназического образования дает о себе знать. Мало кто сейчас помнит о Троянской войне, ее причинах, участниках и тому подобном. И Шекспир тоже хорош: нагнал такого туману на миф о Троянской войне, что его «Троил и Крессида» столетиями особой любовью театральных деятелей не пользовались: чересчур много действующих лиц, невнятный сюжет, напрочь отсутствует динамика действия. А вот вильнюсский мастер нашел в ней созвучные современности мотивы и решил поговорить со зрителем на острые темы. Разговор получился непростой, слегка затянутый, но поучительный. Картина между тем предстала страшная? В заднике сцены царит разруха: руины дворцов, мебельный лом вперемешку с бытовым хламом. Устрашающе нависает громадное бревно-таран, как дамоклов меч, как постоянная угроза жизни, а значит и всем ее проявлениям — любви, вере, покою, радости. «Говорящая» метафора хорошо «играет» по ходу действия, в течение которого и троянцы, и греки демонстрируют мерзости нравственного разложения. А нравы здесь царят те еще! Уже никто не помнит, по какой причине много лет назад завязалась Троянская война, поэтому «герои» беспрерывно «базарят» на эту тему. У Туминаса получается, что — любая война бессмысленна. Как бы подтверждая свой посыл, режиссер выводит на сцену ту самую Елену (помните у Мандельштама — «Когда бы не Елена, что Троя вам, ахейские мужи?»). Мария Аронова в этой почти бессловесной роли предстает беззубой и патлатой развалиной с отдышкой. Она обнажает дряблое рыхлое тело (не пугайтесь — это муляж), производя шок на сцене и в зале. Вот что случилось с той самой красавицей, ставшей яблоком раздора между греками и троянцами. Рядом, как приклеенный, уродец-Парис (Олег Лопухов). А война все идет и идет… Группами собираются «мужи» — все эти агамемноны, приамы, энеи, менелаи и т. д., чтобы поговорить о важном, но все кончается бессмысленной болтовней и натужным пафосом. В спектакле есть своеобразный хроникер событий — дядя Крессиды Пандор, который вознамерился свести племянницу с Троилом. В исполнении Владимира Симонова «ведущий» действа предстает светским хлюстом с фальшивыми манерами и подловатым нутром. Артист играет эту роль роскошно, со вкусом — благо текст пьесы позволяет развернуться. А каковы же знаменитые герои мифов — Ахилл, Патрокл и компания? Эти также являют миру черты вырождения. Виктор Добронравов — Ахилл ничего общего не имеет с древними изображениями легендарного героя на греческих амфорах. Он мал и ничтожен, к тому же, видимо, находится в связи с женственным красавцем Патроклом (Сергей Епишев). В отличие от Гомера, описавшего смерть этого героя как высокую трагедию, в спектакле Римаса Туминаса его гибель нелепа и бессмысленна. Есть здесь и Кассандра (Анна Антонова) — какое-то тупое, забитое существо со своей старой, всем надоевшей песней — «Плачь, Троя, Плачь!». Заглавные герои пьесы поначалу живы и непосредственны. Но окружению, видать, тягостна картина чьего-то душевного здоровья и неиспорченности. Троил (Леонид Бичевин) с Крессидой (Евгения Крегжде) — чисты и непорочны, но развратный Пандор упрямо искушает бедную Крессиду страстными речами «про это». В результате он своего добивается: Крессида готова лечь под каждого, кто обратит на нее внимание. И никаких идиллий. Это вам не Джульетта? Есть в спектакле Римаса Туминаса своеобразный «апофеоз» войны. Это кухня, где повара грубо рубят овощи громадными тесаками. Упругие кочаны капусты в миг превращаются в общую бессмысленную нарезку, мертвым мусором усыпавшую сцену? Режиссер и его талантливая команда создают на сцене мир отвратительный, без света в конце туннеля. В этой «мутной воде» герои готовы выловить свою «рыбку», только способы разные. У кого — обман, у кого — грабеж, у кого — разврат. Чем не современность? Театр, взяв на помощь Шекспира, отважно решил еще раз напомнить нам: будьте бдительны, умейте договариваться, умеряйте амбиции и аппетиты. Человечество еще с троянских времен ни из какой войны с победой не вышло, только с потерями. А ведь жизнь так коротка и прекрасна!