Подкаблучник Вольф Мессинг

Дарья Майорова, Страна.Ru от 16 марта 2009

Аида Михайловна впервые встретилась с Вольфом Мессингом на его концерте. С первого взгляда она была очарована этим человеком, который, перевоплощаясь на сцене, производил еще большее впечатление. Мессинг полюбил свою будущую супругу с не меньшей силой. С той судьбоносной встречи жизнь обоих изменилась — и у того, у другого никогда не было человека ближе. О чете удивительных людей — артисте Вольфе Мессинге, который мог предвидеть будущее, и его «боевой подруге» Аиде, сильной женщине, которая во всем была опорой своему мужу, рассказали Евгений Князев и Тара Амирханова, исполнители главных ролей в телефильме «Вольф Мессинг».

Жизнь как интрига

 — Вся его жизнь — бесконечная интрига, приключение, страхи, ужас, сложный путь. Вся его биография — это сюжет для большого кино, а не для «маленького», как наше, — так начинает разговор о своем экранном герое Евгений Князев, актер театра им. Вахтангова и ректор театрального училища им. Щукина. — Он был обыкновенным человеком. Только дома его звали Вольфом Григорьевичем, а на сцене — Вольф Мессинг, и ему надо было этому соответствовать. Его способности — это была его работа. К выступлениям он относился только как к работе. Во время представлений Мессингу нужен был контакт с залом, поэтому бывало очень трудно, когда его не принимали и считали шарлатаном. К дару своему ясновидящий относился неоднозначно, но всегда старался поступать по совести: — Когда у него открылись эти уникальные способности, его предостерегли: «Только никогда не используй этот дар во вред людям». И никогда, за всю свою жизнь Мессинг не совершил ни одного поступка в корыстных целях. Ни единого! — рассказывает Князев. — По его воспоминаниям, единственный раз, когда он обманул, был тогда, когда женщине, которая по фотографии просила узнать судьбу своих детей, Мессинг сказал, что ее дети живы. Потому что прорицатель не мог сказать правду о том, что видел мертвых людей — из человеческого отношения. Но он ругал себя за то, что не сказал правду. Вольф Мессинг вообще всю свою жизнь мучился вопросом, что ему дано: дар или проклятье?

Дар или проклятие?

На вопрос, легко ли работается над фильмом, актер отвечает честно — бывает по-разному: — Мне тяжело. Иногда бывает радостно, иногда бывает мучительно, после какой-то съемки я бываю физически без сил. Главное, мне со всей группой очень легко. Краснопольский, кроме того, что он талантливый человек, человек увлеченный. Работая с Владимиром Аркадьевичем, я абсолютно спокоен. В том смысле, что я ему доверяю. Когда он говорит «Стоп! Снято!», и я ему «А может еще раз?», он отвечает: «Нет. Хорошо». Раз он говорит «Хорошо», я ему верю и спокойно иду дальше. Свою задачу на съемочной площадке Князев видит так: — Мы хотим, чтобы получилось кино об удивительном человеке Вольфе Мессинге, у которого есть такие необыкновенные способности. Если нам, всей съемочной группе и мне в том числе, эти способности удастся передать так, чтобы они были «прочитаны» и зрители в них поверили бы, то свою задачу я считаю выполненной. Рассказывая об отношениях между Мессингом и его женой, Евгений Князев просит хотя бы на секунду представить, как живется тому, кто знает точную дату смерти самого близкого человека и ничего не может с этим поделать: — У них не могло быть детей и не было детей, что Мессинга огорчало. С другой стороны, может быть, он и радовался этому, потому что боялся, что его дар передастся ребенку. А жить Вольфу Григорьевичу с этим даром было очень трудно. Да и как жить, зная день смерти жены и день, когда сам уйдешь из жизни? Легко ли? Когда мы снимали, это были самые страшные сцены — Мессинг знал, что его жены не станет 2 сентября, он знал это число, и оно должно было неизбежно прийти. Делал все возможное, что было в человеческих силах, и думал про себя, что, может быть, он ошибся с предсказанием. Не ошибся?