Василий Лановой: «Павка Корчагин — русский Иисус Христос»

Gorod48 от 26 ноября 2010

Вчера в ККЗ «Октябрь» в рамках кинофестиваля «Липецкий выбор» прошла творческая встреча зрителей с артистом Василием Лановым. Мероприятие прошло на малой сцене, но все равно в зале хватало свободных мест. Пообщаться с секс-символом 70-х (так начали называть Ланового в наши дни) пришли в основном люди старшего поколения. Тем не менее, артист чуть ли не треть своего выступления посвятил тому, что он сам назвал «представлением меня зрителям». 76-летний Лановой заговорил о своем военном детстве. — 20 июня 1941 года мама отправила меня и двух сестер к бабушке на Украину, — вспоминал артист, — Сама она должна была приехать к нам через несколько дней. Но она не появилась, ни через месяц, ни через год, ни через два. Потому что 22 июня началась война. Нами занимались бабушка и дедушка, мы и понятия не имели о том, живы ли наши родители. Они в свою очередь не имели никакой информации о нас. 10 мая 1944 года наши войска освободили Одессу, а следом очистили от захватчиков и Одесскую область, в которой мы находились. Никогда не забуду встречу с матерью после 3-летней разлуки. Дед приказал мне гонять «гарабцов» (воробьев, по-украински, прим. GOROD48) на огороде. Я и гонял. Как вдруг кто-то крикнул: «Васек, там твоя мама приехала». Я побежал навстречу и увидел двух волов, запряженных в арбу. Вверху на сене сидела худая высохшая женщина, я и не признал в ней свою мать, побежал дальше. Но дедушка подхватил меня и закинул наверх к маме. До сих пор не могу забыть, как она вцепилась в меня.… На войне я чуть не погиб. У нас в хате на постое стоял немец, неплохой в сущности человек. Когда он видел нас с сестрами, то рассказывал о своих трех детях, оставшихся в Германии. Однажды он даже подарил мне красивый ремень с пряжкой. Но этот ремень понравился другому немцу, который попытался у меня его отнять. Я заупрямился, сказал, что не могу отдать подарок. Тогда он поверх моей головы выпустил две очереди из автомата. Ремень я отдал, да так перепугался, что потом долго заикался. От заикания пришлось долго лечиться. На концерте Лановой исполнял стихи и прозу, в основном русских и советских классиков — Пушкина, Толстого, Маяковского. С журналистами он общаться не стал — ни до, ни после концерта. Он даже потребовал убрать из зала все телекамеры спустя 15 минут после своего выступления. А вот на вопросы зрителей артист отвечал охотно Так, на вопрос о своей любимой роли в кино Василий Лановой ответил не задумываясь — «Полосатый рейс». — Я не соглашался на роль «короля пляжа», — рассказал Лановой, — У меня за плечами были уже серьезные работы, главная роль в фильме «Как закалялась сталь». А тут какой-то эпизодишко.… Но режиссер сказал мне: «Иногда эпизодическая роль может запомниться зрителю больше, чем главная!». Мне очень нравится эта работа: из-за краткости эпизода там просто некогда было ошибиться. — Василий Семенович, спустя несколько десятилетий вы как-то переосмыслили своих персонажей? Скажем, люди, которых вы играли, уже многими не воспринимаются, как герои…, — спросили актера из зала. — Я остаюсь на своих прежних позициях. Мне, например, непонятно, почему убрали из школьной программы книгу «Как закалялась сталь». Ведь Павка Корчагин — это пример героизма и самопожертвования. Великий французский писатель Ромен Ролан назвал его «русским Иисусом Христом». Ведь Павка приносит себя в жертву ради идеи. Он делает это не для себя, а для других. Такой пример полезен в любую эпоху. Лановой много говорил со сцены, как прекрасно жилось в советское время. Себе он ставил в заслугу, что не изменил принципам старой закалки. — В начале 90-х, когда в Москве снесли памятник Дзержинскому, захотели разрушить и музей Маяковского в его старой квартире, — рассказывал Лановой, — Тогда мы, чтецы Маяковского, собрались в этой квартире, чтобы ее отстоять. Кроме нас сделать это было некому. Нас пришло человек 50… Вдруг раздался звонок: открываем и видим полсотни молодых людей, в основном, кстати, журналистов. Они пришли громить музей. Мы предложили им: давайте, кто лучше прочитает стихи Маяковского, тот и будет прав. Естественно, мы победили… — Скажите, а как в советское время могли пропустить «Дни Турбиных» Булгакова? Вы тоже снимались в этом кино. — В то строгое время сняли великую картину «Война и мир», которая во многом шла против тогдашних ценностей. Ту же «Анну Каренину»… Русская классика — вечна и Булгаков тоже вечен. У коммунистов хватало ума не все закрывать. Они закрывали по идеологическим соображениям дешевые вещи. Но на классику они не покушались никогда! То суровое время на самом деле было не таким уж и суровым. Лановой говорил и о современном кинематографе. Так, он сказал, что ему очень понравился фильм «Брестская крепость», который он впервые увидел в Липецке (GOROD48 об этом писал). Из других современных картин он отметил фильм «Звезда». Но все равно советский кинематограф, по его словам, был сильнее. — Мы читали классику, а не рекламу, — сказал актер, — И не смотрели разные там западные «свистульки». Русская классика — вот настоящее искусство.