Василий Лановой: Самую любимую роль я сыграл в «Полосатом рейсе»

Яна Тонкая, Комсомольская правда от 11 октября 2007

Василий Лановой — кумир многих поколений. Когда бы ни проводились опросы на тему о самых любимых и самых красивых актерах нашего кино, Лановой всегда попадает в первую десятку, несмотря на возраст. Впрочем, сам он тоже не обращает на возраст внимания и до сих пор ездит с концертами по стране, собирая полные залы. Не так давно под аккомпанемент симфонического оркестра читал в российских городах «Метель» Пушкина. В последнее время декламация высокой литературы — единственное, что доставляет актеру удовлетворение. На современное кино он предпочитает не размениваться. Сегодня в нашей постоянной рубрике мы публикуем короткую беседу с актером, который ответил на наши вопросы после очередного своего концерта. Не хочу сниматься в «побегушках»! — Василий Семенович, говорят, вы очень негативно относитесь к современному кино. А какие современные фильмы вам все же нравятся? — Мне нравится «Остров». Я вообще редко смотрю нынешние фильмы и уж тем более сериалы. Иногда, когда вижу, мне становится горько, что я этой профессией занимаюсь. — А почему тогда согласились сниматься в сериале «Офицеры»? — Потому что первоначально у меня была замечательная роль старика офицера, у которого погибает сын. Я ведь начинал сниматься в фильме «Офицеры. Последние солдаты империи». Там была судьба. Там был смысл. А когда они взяли и порезали, я хотел снять свою фамилию, потому что картина получилась дрянная. Обычная сегодняшняя «побегушка», сделанная на западный манер. И бездарно. — Вы сейчас совсем не снимаетесь? — Не хочу. Понимаете, после моих работ, которые я сыграл в течение 50 лет — по настоящей литературе, с драматургией, судьбами, — и после этого играть в «побегушках»? Извините! Вот буду сниматься у своего друга Миши Туманишвили. Жанр фильма, впрочем, сегодняшний — глупый. Но мы учились вместе, и он меня упросил. Я буду играть самого себя — Ланового, который приехал на концерт. С женой не похулиганишь! — Вы читаете на концерте Пушкина. Но он не так давно стал и сериальным героем! Как вам Безруков в роли поэта? — Тогда уж надо сразу спрашивать и про роль Есенина. Чтобы мне ответить одним словом — дерьмо! И это не Сережа виноват, он талантливый. Виноваты те, кто пишет такие сценарии. Впечатление, что сейчас просто подпольная работа ведется против истинно русской культуры и поэзии. В общем, лишний раз убедился, что сегодняшнего ничего не надо смотреть. — А как вы относитесь к постановкам Виктюка в вашем классическом театре? — Много лет назад я сказал ему: «Рома, ты замечательный, талантливый. Только к Театру Вахтангова не подходи!» Несостыковка идет по понятиям ценностей, по вкусу. — В какой роли вам было наиболее комфортно? — В «Полосатом рейсе». Из 60 картин эпизод в этой ленте — моя любимая роль! А что — песок, лето, приятно, тигров не было на пляже. Мне там случайно предложили сняться — просто я был в то время в Одессе. Так и осталось это моей единственной комедийной ролью. — Какие роли вашей супруги Ирины Купченко нравятся вам больше всего? — Все! — В фильме «Странная женщина» вы играли вместе с женой, это легко или трудно? — С другими лучше — похулиганить можно. А с женой не похулиганишь. Как «браток» дал денег на спектакль — А что вас потянуло в политику? — Чего-о-о? Вы видели меня депутатом в каком-нибудь органе? Мало ли какие слухи распускают! Я каждую весну ложусь на 10 дней в больницу, на профилактическое лечение, обследование. Вот лежу и читаю прессу. Много нового о себе узнал: «У Ланового три инфаркта, три инсульта, лежит при смерти!» Ну, после этого я уже понял, что это такой юмор! Вернее, глупость очередная… Я член Общественной палаты, всю жизнь занимался связями армии и культуры, мы ездим по горячим точкам, я был дважды или трижды в Чечне. Но это ведь не политика. — Развейте слухи, чем еще занимаетесь? — Преподаю в театральном, заведую кафедрой художественного слова. Несмотря на то, что профессора получают копейки. Я это делаю для души. На сольных выступлениях я получаю годовую зарплату профессора в своем институте. — На ТВ ведущим не зовут? — Приглашают, но я считаю, что это глупость. Я бы лучше снял телеверсию моего спектакля про великого французского актера Фредерика Леметра. Но денег не хватает. Дайте 6 тысяч евро! Все приходится добывать самому, вот так я снял для ТВ наш спектакль «Маленький лжец» про Бернарда Шоу. Как-то ко мне на Поклонной горе подошел один солнцевский жулик, спросил, не нужно ли чего. Деньги нужны на съемку спектакля, говорю. Он: «Покажешь спектакль?» Посмотрел, спросил, сколько нужно. Я ему: «10 тысяч долларов!» Через неделю ночью раздается звонок: «У „Внуково“ встретимся». Подхожу, две морды меня всего ощупали, он мне из машины протянул деньги. Главная роль еще впереди — Есть какая-то роль, после которой вы смело можете… — Умереть? Хотите, чтоб я сыграл и копыта протянул? Не дождетесь. Успеется еще. — И что же вы — за мемуары? — А моя книга воспоминаний уже переиздавалась раза четыре. Называется «И в шутку, и всерьез». Она о жизни, о творчестве, о партнерах. Здесь много фотографий. Смотрите, какой я тут здоровяк и красавец! — Вы производите впечатление человека непримиримого. Что вы не способны простить? — Ну и вопрос, однако. Знаете, что Пушкин говорил? Почитаю высшей христианской заповедью мщение. Это одна из заповедей Ветхого завета. Так что не всегда прощаю, нет!