Владимир Симонов — гость Андрея Максимова в программе «Ночной полет»

Андрей Максимов, АТВ Ночной полет от 3 декабря 2008

А. МАКСИМОВ: Сегодня мы выходим в прямом эфире, и вы можете звонить к нам в студию, потому у нас в гостях сегодня очень популярный артист, которого москвичи знают по работам в Театре им. Вахтангова, а не москвичи знают его по работам в Театре им. Вахтангова и по многочисленным фильмам и сериалам, в которых он снимался. Народный артист нашей страны Владимир Симонов. Добрый вечер. В. СИМОНОВ: Добрый вечер. А. МАКСИМОВ: Пригласили мы этого замечательного артиста не только потому, что с ним всегда хочется поговорить, а потому что в Театре им. Вахтангова состоялась премьера спектакля «Троил и Крессида». Никак не могу запомнить его название. Это первый спектакль Римаса Туминаса, нового главного режиссера этого театра, и одна из самых обсуждаемых премьер. Говорят разные гадости, и говорят, наоборот, что это все замечательно. Мы решили попробовать хоть в какой-то мере в этом разобраться. Первый вопрос у меня к Вам такой. Вы очень опытный артист, кроме того, что Вы популярный, Вы работали с разными режиссерами — что такого делает Туминас с артистами и с театром, чего не делают другие? В. СИМОНОВ: Самый наисложнейший вопрос. Во-первых, с разными актерами он ведет себя по-разному. Есть актеры поопытнее, есть молодые. А. МАКСИМОВ: С Вами? В. СИМОНОВ: Со мной что он делает? Все что хочет, по-моему. В первую очередь, пытается сбить то, что я наработал за долгие годы, так называемый чемоданчик штампов. Чем старше актер, тем больше чемодан, и там множество наших знаменитых штампов. Он хочет это все как бы порушить, зачеркнуть и вынуть что-то новое оттуда. А. МАКСИМОВ: У него получается? В. СИМОНОВ: Мне кажется, что получается. Иногда даже, ну скажем, он доходит ну не до крайних степеней в желании получить результат, но иногда очень жестко. А. МАКСИМОВ: Вы как опытный артист этого театра, один из самых известных, понимаете, куда движется Театр им. Вахтангова? В. СИМОНОВ: Мне кажется, я понимаю, потому что если взять Римаса как такой культурный слой, набор его видений театра, он немножко отличается, конечно, от классических режиссеров, которые сейчас. Вот они работают в Москве, у них есть свои, как говорят, ниши, они иногда пересекаются, но мы даже уже привыкли к этим нишам. Вот к нише Туминаса сложно привыкнуть, потому что она не то чтобы чужеродна, но она очень странна и очень издалека, освоить ее тем театральным языком, который мы знаем уже, тяжеловато, и приходится иногда просто ломать и рушить. А. МАКСИМОВ: Это интересно. В. СИМОНОВ: Я придумал себе, что я прохожу его курсы — я говорил это ему самому. Курсы Римаса Туминаса я прохожу с удовольствием. А. МАКСИМОВ: А оппозиция Туминаса в театре есть? В. СИМОНОВ: Ну это как обычно. Наверняка кто-то есть, кто недоволен, что разрушается вроде как классический, традиционный Театр им. Вахтангова.