Елена Сотникова: Любить — трудно

Александр Коган, Московская правда от 16 марта 2007

Елена СОТНИКОВА — одна из самых интересных, самых ярких актрис театра им. Евгения Вахтангова. Лена — в числе любимых актрис Петра Наумовича Фоменко, который занимал ее во всех своих спектаклях, поставленных на вахтанговской сцене. Неудивительно, что, когда в театр принесли пьесу Теренса Рэттигана «Глубокое синее море», вопрос об исполнительнице главной роли не стоял. Все как-то сразу поняли: героиню должна играть Лена Сотникова. — Лена, у вас бывают моменты, когда вам не хочется идти в театр? — Бывают. Но у меня такие моменты, славу Богу, очень редки. В основном, когда я переступаю порог нашего многоуважаемого Седьмого подъезда (служебный вход театра им. Евгения Вахтангова. — Прим. Авт.), всякое дурное настроение, неурядицы всякие мелкие — все это куда-то исчезает, испаряется, улетучивается. — А что — остается? — Остается удовольствие, радость. Вы ведь радуетесь, возвращаясь к себе домой? — Вы всерьез считаете, что театр — дом? — Для меня лично театр Вахтангова — дом. И был домом, и остается. По-моему, для любого актера, работающего в репертуарном театре, считать театр своим домом — вещь самая естественная. Не знаю, чему вы удивляетесь. — Почему же тогда многие называют репертуарный театр «террариумом единомышленников»? — Эта фраза, безусловно, не лишена остроумия. И, как всякая яркая, хлесткая фраза, она пользуется успехом, ее частенько — к месту и не к месту — вспоминают. В основном, люди, не имеющие ни малейшего представления о том, что такое театр. — Вы хотите сказать, что театральные коллективы — самые коллективные коллективы в мире? А как же история с Евгением Симоновым, который, потеряв пост главного режиссера вашего театра, вдруг обнаружил, что люди, еще вчера вымаливающие чуть ли не на коленях у него «рольку», на следующий день его в упор не увидели? — Я всегда считала Евгения Рубеновича своим учителем. После того, как это случилось, я отношение к нему не изменила и с ним отношений не разрывала. То, что кто-то поступил иначе, — это упрек не ко мне и говорить на эту тему, если честно, мне не хочется. — Тогда давайте поговорим о последней премьере вашего театра, в которой вы после нескольких характерных ролей играете роль трагическую. Лена, скажите, «Глубокое синее море» — это спектакль о любви? Или о ее невозможности? — Это спектакль о том, как трудно любить. И о том, насколько по-разному понимают слово «любовь» мужчина и женщина. Женщины более романтичны и более чувственно и страстно переживают любовные романы, мужчинам же кажется, что, если они рядом с женщиной, этого уже достаточно для того, чтобы женщина знала, что она любима. Но нам так хочется праздника и сюрпризов. — Лена, я знаю, у вас недавно вышла книга стихов. Прочитайте что-нибудь, пожалуйста. Осталось два дня, а может быть, день До твоего приезда. Я все это время бродила, как тень, Не находя себе места. Сама сочиняла заботы, дела, И в этой игре монотонной Я вдруг оживлялась и вздрагивала На каждый звонок телефонный. И все вспоминала наш дождь на Тверском И странные взгляды прохожих, Приветствие дня итальянским вином И чувственный шепот «я тоже»? Такси, рестораны, спектакли, музей? И Фанни Ардан в роли Каллас, Как были одни на планете всей — Иль это нам только казалось? Остался лишь день, а может, два дня До твоего возвращенья? Я целых полжизни жила без тебя, А тут — не хватает терпенья?