Борис Годунов на фоне триколора (интервью Максима Суханова)

Александр Гаврилов, Аргументы недели от 1 июня 2011

Популярный актер Максим СУХАНОВ много играет в театре. И роли такие, что любой актер обзавидуется: Хлестаков, Сирано де Бержерак, Дон Жуан. В кино Максим снимается сейчас достаточно редко, но зрители хорошо помнят его по фильмам «Лимита», «24 часа», «Страна глухих», «Мама», «Обитаемый остров». Одна из последних работ — Сталин в киноэпопее Никиты Михалкова «Утомленные солнцем — 2».

 — Максим, некоторые актеры не очень любят пересматривать фильмы со своим участием. Вы как к этому относитесь? — Иногда смотрю. Вообще есть фильмы, которые мы можем пересматривать несколько раз. Есть книги, которые перечитываем, музыкальные произведения, которые постоянно слушаем. Что-то есть в этих произведениях, что заставляет нас возвращаться к ним. А еще бывают спектакли, которые с первого, второго и даже третьего раза не раскрываются — из-за многослойности того, что там заложено. — Когда-то в сериале «Дети Арбата» вы тоже сыграли Сталина. Но у Михалкова у вас совсем другой Иосиф Виссарионович… — Пытался его как-то «одомашнить», очеловечить. Мы слишком мало, как ни странно это прозвучит, знаем о Сталине как о человеке, о его привычках, страхах… Да и сказать, что уже наигрался Сталиным, я тоже не могу. Все те произведения, в которых его играл, были не о Сталине. Все зависит не только от личности — от драматического материала: насколько ты можешь выразить героя не таким, каким его ждут зрители. Всегда интересен какой-то парадокс, эксперимент. Если мы говорим о кино как об искусстве, эксперимент просто необходим. Искусство — это всегда что-то новое, не мавзолейное… На съемочной площадке меня гримировали по четыре часа. Мы хотели добиться реального портретного сходства. Для этого художник фильма снял с моего лица слепок, и по нему из специального материала выливали новые фрагменты, затем их слой за слоем приклеивали на кожу. Снимали меня в этом гриме около шести часов, не более, потому что грим под светом приборов начинал терять форму… Это тоже был своего рода эксперимент! — Роль Бориса Годунова в новом одноименном фильме режиссера Владимира Мирзоева, где персонажи русской истории переселены в современную Москву, — тоже очередной эксперимент? — Конечно. Вообще хочется, чтобы как можно больше людей увидели работу Мирзоева. Она очень необычная, острая, современная. Мой партнер Андрей Мерзликин, в картине он играет Самозванца, говорит, что его иногда просто пугала современность драматургии Пушкина в версиях Мирзоева. Особенно когда он произносил тот или иной гневный монолог, глядя на Бориса, то есть на меня, на фоне… триколора. — И все же почему вы сейчас так мало снимаетесь? От силы в одном-двух фильмах в год…  — Не могу сказать, что я слишком востребован, но не могу сказать, что совсем уж не востребован. Раз в год-полтора у меня действительно бывает роль в кино. Главное, что фильмы заметны. Думаю, сниматься роль за ролью я бы не смог. У меня психофизика не устроена так, чтобы играть каких-либо персонажей подряд. Я не успеваю аккумулировать свои силы, а уж тем более что-то делать параллельно. Да и в театре очень плотный график.  — А вы ведь еще и фильмы продюсируете! Правда, картина «20 сигарет», где вы были продюсером и сыграли главную роль, не добрала в российском прокате и до бюджета.  — Не могу сказать, что я какой-то успешный кинопродюсер, тем более я подключился уже на этапе, когда «20 сигарет» была практически в запуске. У меня были две работы с моим другом и компаньоном Александром Самолиным — «Дни ангела» и «Посылка с Марса». Он продолжает этим заниматься, и, я так понимаю, успешно. А я вот не могу сказать, что органично чувствую в себя этой роли. — Ваша жена Этери Чаландзия пишет сценарии, художественную литературу, публицистику. Вы следите за ее творчеством, читаете ее книги? — Конечно. Недавно Этери выпустила вместе с Адольфом Шаевичем книгу «Еврейский вопрос». Интересная публицистика. На выходе и ее собственная книга. — Вы не один раз были женаты, не сразу нашли свою половинку. В чем для вас формула семейного счастья? — В семье править бал должна любовь, и люди должны быть свободными. — Какие новые работы с вашим участием мы увидим в ближайшее время? — На Берлинском кинофестивале во внеконкурсной программе был показан фильм «Мишень» по сценарию Владимира Сорокина. На подходе фильм «Святитель Алексий» режиссера Андрея Прошкина. В Вахтанговском театре играем премьерные спектакли «Ветер шумит в тополях» в постановке Римаса Туминаса. Есть еще проекты, но рассказывать о них пока не пришло время.