Максим Суханов: Развиваясь, мы делаем лучше жизнь других.

Ксения Иванова, Психологический навигатор от 14 октября 2011

Максим Суханов — знаменитый русский актер, лауреат Государственной премии (за спектакль «Хлестаков»), обладатель премии «Ника» в номинации «Роль второго плана» (1998, за фильм «Страна глухих»), премии «Золотой овен» в номинации «Лучшая мужская роль» (2000, за фильм «Женщин обижать не рекомендуется»), премия «Золотая маска» (за роль Сирано в спектакле «Сирано де Бержерак»), премия «Чайка» в номинации «лучший драматический актер». Психологический Навигатор: Максим, как вы относитесь к психологии? Максим Суханов: К психологии как к средству, которое нам помогает жить и справляться с житейскими проблемами, совершенствовать себя и побеждать — неплохо. Это мне близко. Я и книги по психологии люблю читать: Корни, Фрейда, Выготского, Мамардашвили. Но вообще-то, я бы здесь был осторожен. ПН: Что Вы имеете в виду? МС: Дело в том, что сейчас модно находить себе учителей, увлекаться психологическими, теологическими теориями, строить свою жизнь на основании этих теорий. Не считаю, что это правильно. ПН: А что правильно? МС: Понимаете, чаще всего выбор такого «средства» улучшения своей жизни не отражает истинные, внутренние потребности человека. Например, многие люди сейчас ударились в восточные практики. Но не потому, что им это близко, а потому, что это модно. К сожалению, мы часто приходим к таким решениям не сердцем, а головой, осуществляя, таким образом, потребность в коммуникации, а не глубинное исследование себя самого. И тогда получается так: человек в совершенстве овладевает техниками, прочитывает множество книг, но в его жизни ровным счетом ничего не меняется. По одной простой причине: его творческое Я не было задействовано в этой работе, и он не воспринял эти идеи на чувственном уровне. ПН: Как можно задействовать свое творческое Я? МС: Очень просто — изучать себя. Я не против учителей, но всегда был за то, чтобы человек как можно больше инициировал свою собственную волю к развитию. Нельзя ни за кем идти вслепую, нужно опираться на свой и только свой внутренний мир. Да и вообще, когда человек развивает, прежде всего, себя, налаживает внутренний диалог, а не опирается на мнение других, он становится интереснее и себе и окружающим.  ПН: Что Вы имеете в виду, когда говорите «изучать себя»? МС: Еще древнегреческий философ Фалес говорил: «Познай самого себя!». Изучать, познавать себя — значит быть очень внимательным к своим ощущениям и чувствам, все время спрашивать: а что со мной происходит? Почему это именно так? И делать это нужно постоянно, а не от случая к случаю. Жизнь наша очень разнообразна — у нас есть дом, семья, работа, увлечения, улица… На всех этих разных территориях присутствуем мы, тем или иным образом реагируя на это. И наша задача — изучать собственные реакции.  ПН: Что может помочь человеку изучать самого себя? МС: Думаю, прежде всего, способность абстрагироваться, что, на мой взгляд, очень сильно нормализует и организует психику человека. Абстрагирование — это умение устанавливать связи с каждой новой ситуацией, в которую попадаешь, эмоционально отдаляясь от предыдущей. Дело в том, что в наших действиях «сейчас» очень часто сильно влияние эмоционального шлейфа предыдущих событий, а это искажает восприятие действительности. ПН: Абстрагирование — это равнодушие к произошедшим событиям? МС: Конечно, нет. Равнодушие — некая крайность, и надо работать над собой, чтобы подобного не происходило. Но и тянуть за собой ворох эмоций, не относящихся к настоящему, тоже не следует. Когда человек обретает навык жить именно данным моментом, то есть здесь и сейчас, он обретает необыкновенную свободу. ПН: Что на практике дает человеку изучение себя? МС: Изучая себя, мы начинаем адекватно располагать (воспринимать) себя в действительности, лучше в ней ориентироваться. Это естественно: если человек осознает, кто он и чего хочет, то действует четко в соответствии со своим знанием, а не совершает суетливых и бестолковых действий. Такой человек выбирает (для общения) тех людей, которые ему полезны, и избегает тех, кто может навредить. Он реально осознает, с кем ему стоит остаться на уровне поверхностных отношений, а с кем иметь более глубокие.  ПН: Получается, что человек как будто все время играет определенную роль? МС: А что в этом плохого? Мы сами не замечаем, как все время надеваем на себя те или иные маски, играем те или иные роли. Это же абсолютно естественно! Во всех нас подобное присутствует, просто мы этого не видим, не осознаем. Мало того, навык осознания своей маски (роли) в конкретный момент надо развивать — это дает возможность увидеть себя и других с разных ракурсов, узнать под другим углом. И если ты примериваешь маску сознательно, то уже не функционируешь хаотично, а искренне и сознательно играешь выбранную роль. ПН: То есть в вечном споре, что первичнее — сознание или бытие — Вы выступаете за сознание, формирующее бытие? МС: Конечно же, сознание. Каково сознание, таково и бытие.  ПН: Максим, а что Вы делаете, когда наступает черная полоса жизни? МС: У меня никогда не было настоящих черных полос, депрессий. Я о них немного знаю, потому что сам никогда не переживал. Тем не менее, когда у меня были какие-то негативные полосы (моменты в жизни), я пугал себя в буквальном смысле. Мог строить в зеркале всякие рожи, от которых мне становилось нехорошо физически. И если это делал продолжительный отрезок времени, стресс отступал. Но, разумеется, это рецепт не для всех, он годится лично для меня. ПН: Бороться с неприятностями нужно в одиночку или лучше найти специалиста-психолога, который в этом поможет? МС: Это сложный вопрос. Я за то, чтобы человек, образно выражаясь, взбираясь на гору, сам крутил педали своего велосипеда, а не садился к кому-то на багажник. Если из психолога сделать таблетку анальгина, воспринимать его как человека, который будет за тебя думать и все решать, это не лучший вариант. Человек должен сам научиться выбираться из сложных обстоятельств, найти внутри себя ту соломинку, за которую можно было бы ухватиться. Другое дело, если психолог научит самостоятельно крутить эти педали. ПН: А что плохого в анальгине? МС: То, что он действует до поры до времени. А потом, если не устранить внутреннюю причину боли, она возникнет опять. Поэтому найти человека, который сможет помочь увидеть эту внутреннюю причину — большая удача. ПН: Что еще может помочь справиться с негативной ситуацией? МС: Правильнее было бы стремиться ко всем проблемам, маленьким или большим, относиться легко и с игрой. В этом смысле мы должны быть как дети. Ведь, посмотрите, за доли секунды они могут перейти от искреннего горя к безграничному счастью! При чем все это очень искренне! И эта, забываемая с возрастом, способность человека относиться ко всему, что с ним происходит как к игре, а не как к чему-то страшно серьёзному, трагичному, каменному и незыблемому, дает неимоверную свободу, свободу жить и делать разумные выборы. Но если у детей это получается непроизвольно и естественно, то взрослому человеку подобное качество надо в себе воспитывать, развивать. Впрочем, как и умение быть в хорошем настроении.  ПН: А как можно научиться быть в хорошем настроении? МС: Во-первых, если долго пребываешь в плохом настроении, не стоит это состояние игнорировать, нужно прислушаться к себе, к своему организму, задуматься о причинах. Ведь они могут быть разными: элементарно — здоровье хромает?! Известно же, что у диабетиков настроение часто меняется в негативную сторону из-за изменения уровня сахара в крови. То, что происходит внутри, очень сильно влияет на наш психологический настрой. Вы читали книгу Бехтеревой «Магия мозга»? Она очень интересные вещи пишет, удивительные! Кстати, очень положительно на настроение влияет искусство. Но только то, которое заставляет заглянуть внутрь себя, задуматься. К такому искусству я отношу все спектакли Мирзоева, например, «Хлестаков», который идет в театре Станиславского, «Сирано де Бержерак» и «Дон Жуан» в театре Вахтангова. Замечено, что после плохих спектаклей у чувствительных людей болит все тело, потому что происходящее на сцене пагубно влияет на их организм. А после талантливых спектаклей многие выздоравливают и психически, и физически. В общем, чтобы быть счастливым, надо постоянно заниматься собой. Потому что счастье, а точнее то, что мы под этим подразумеваем, зависит лишь от наших собственных усилий.  ПН: Звучит все очень оптимистично. Получается, что все в наших руках. Но с другой стороны, это же и колоссальный труд. МС: Да, это труд. Наивно думать, что, получив однажды талант, успех, деньги, звание и так далее, можно без труда все это удержать. Необходимо постоянное развитие, желание идти вперед. Если же подобного не происходит, человек начинает деградировать. Но, с другой стороны, труд по созиданию себя даже приятен. И потом, в нашей жизни всегда присутствует ответственность за других людей. Развиваясь сами, мы начинаем контролировать себя, и делаем лучше жизнь других.