Максим Суханов. Самый странный босс.

Кристина Матвиенко, Ведомости-Пятница от 5 октября 2007

Максим Суханов — самый нестандартный исполнитель ролей классического репертуара на московской сцене. Впрочем, широкая публика знает его скорее не по ролям Хлестакова или Сирано, Дон Жуана или Тартюфа в спектаклях Владимира Мирзоева, где Суханов играет в своей особой пародийно-брутальной манере. А потому, что помнит глухонемого бандита по кличке Свинья из фильма Валерия Тодоровского «Страна глухих». Там его герой безответно любил героиню Чулпан Хаматовой, и, чтобы выразить это чувство, ему не нужны были слова; там на экран впервые выплеснулась блистательная эксцентричность Суханова. С такой же внутренней свободой несколько лет назад он сыграл в телеэкранизации «Театрального романа» сразу две роли, легко переходя от актера Независимого театра Бомбардова к седому Ивану Васильевичу (как известно, под этим именем Булгаков вывел самого Станиславского) с его лукавым прищуром, отрешенностью от реального мира и безусловной гениальностью. Кажется, так же просто Суханов соединяет в своей жизни и разные профессии: играет в театре, пишет музыку, поет со сцены блюзы, которые сам же и сочинил, а с 2003 года еще и продюсирует фильмы. К режиссерскому дебюту Александра Горновского «20 сигарет» Суханов имеет прямое отношение: он был там и актером, и продюсером. В драме про один сложный день из жизни рефлексирующего российского рекламщика (артист «Мастерской Петра Фоменко» Илья Любимов) Суханову достался персонаж по имени Мануил Петрович — босс героя, глава рекламного агентства. Этот человек со странностями вводит окружающих в ступор, твердя им о том, что интересует его больше всего: о пчелах и жизни улья. — «20 сигарет» не первый ваш продюсерский опыт в кино. Чем зацепил именно этот проект? — Мне предложила поучаствовать в нем продюсер фильма Ирина Смолко, и я согласился, потому что история показалась мне интересной и потому что собралась хорошая компания: режиссер, актеры, оператор, а это всегда очень важно. Так что как продюсер я включился в работу практически на этапе продакшн. — Что для вас главное при выборе проекта? — Режиссер. Мне важны предложения, которые делает постановщик в начале работы. Если они интересные, мы разговариваем дальше. — В своем продюсерском проекте вы участвуете в качестве актера. Легко ли быть одновременно «внутри» и «снаружи»? — Роль у меня небольшая, поэтому «внутри» я был не так уж и много. Но, конечно, куда сложнее одновременно находиться в двух местах, чем в одном. — Сценарий фильма писали Дмитрий Соболев (сценарист «Острова» Павла Лунгина) и ваша жена, журналистка Этери Чаландзия. А вы имели отношение к идее картины? — Сценарий был готов еще до того, как я стал продюсером этого фильма. И Этери работала с уже написанным текстом, то есть сочинила диалоги для героя, которого играю я. С точки зрения моих эпизодов, меня сценарий устроил, а что касается других, об этом нужно скорее спрашивать у режиссера. Продюсеры имеют право вмешиваться в процесс создания фильма, но я прежде всего слушаю на площадке актеров: удобно ли им произносить тот или иной текст. — Вы занимались ресторанным бизнесом, потом от него отошли. Однако продюсирование фильма — тоже бизнес. Соглашаясь участвовать в проекте «20 сигарет», вы рассчитывали на успех? — Ну, конечно да. Глупо заниматься чем-то и ни на что не рассчитывать. Если хоть какая-то часть бокс-офиса будет нами заполнена, мы будем очень рады. Если в кого-то эта вещь «попадет», окажется важной — тоже. — Ваша последняя роль в театре — Тартюф в ленкомовском спектакле Владимира Мирзоева. А что вы сейчас делаете? — Теперь я снимаюсь в фильме того же Мирзоева по книге Игоря Сахновского «Человек, который знал всё» — роман в этом году вошел в шорт-лист премии «Большая книга». Это такая современная драма, но одновременно еще и фэнтези, и детектив, и лирическая история. Ее главный герой — человек, который знает буквально все и обо всех. Фильм выйдет, надеемся, будущей весной.