Максим Суханов: Ко всем своим ролям я отношусь с нежностью

Независимая газета от 17 ноября 2003

Ему — сорок. Кто-то называет его великим актером, а кто-то считает, что ему выдано слишком много авансов. Им восхищаются, и его не принимают. Однако ясно: место на театральном Олимпе Максим Суханов себе застолбил. Он постоянно появляется на сцене: его самые известные роли сыграны в спектаклях «Амфитрион» и «Две женщины», «Укрощение строптивой» и «Сирано де Бержерак», «Лир» и «Хлестаков», за роль которого в 1996 г. Суханов получил Государственную премию, а через год — премию «Золотая Чайка». В кино его пока можно увидеть нечасто, однако и тут орденоносными стали для актера роли в «Стране глухих» и «Женщин обижать не рекомендуется» (премия Российской академии киноискусств «Ника» и национальная премия кинопрессы «Золотой овен»). Новая работа Суханова-киноактера — главная мужская роль в фильме Ренаты Литвиновой «Богиня».

 —Максим, не раз слышала, что актером вы стали случайно, а в Щукинское поступили, чтобы откосить от армии, и все же трудно поверить, что в семье никто не связан с театром. 

— Ну это для себя случайно стал, потому что не было у меня сначала такого стремления. Сомневался, куда поступать и поступать ли куда-то вообще. А с театром, конечно, многое связано: мой дед Константин Бузанов был актером в театре Мейерхольда и бабушка моя — Вера Буреева — актриса, она училась у Мейерхольда. Но дедушка погиб на войне в сорок первом, у бабушки остались на руках две дочки, и ее актерская судьба не сложилась. Мама хотела стать актрисой, но стала художницей. 

— А вам когда-нибудь хотелось нарисовать картину? 

— Всегда хотелось, но рисовать я не умею окончательно. 

— В спектакле «Амфитрион» звучит ваша музыка — вы продолжаете эти упражнения? 

— В «Амфитрионе» мой оперный пролог и совсем чуть-чуть моей музыки — в «Сирано». В юности этих упражнений было больше, казалось, что очень плотно моя музыка будет связана со всей моей жизнью. Но этого не случилось, стало происходить от случая к случаю, а сейчас — если есть заказ. 

— Помимо актерской профессии вы занимаетесь бизнесом. Что он вам дает — только деньги или также чувство, что вы и это можете? 

— Удовлетворение от бизнеса для меня очень относительное, бизнесом я занимаюсь в основном ради денег. — Все-таки странно, что до появления в вашей жизни режиссера Владимира Мирзоева вы лет десять тихо делали свое актерское дело и мало кто знал об этом. 

— Ну, во-первых, я тогда мало снимался. Во-вторых, были и раньше хорошие постановки — с Петром Фоменко, с Гариком Черняховским, с Романом Козаком — но никто, и я в том числе, не занимался их продвижением. Все изменилось с выпуском «Хлестакова» в Театре Станиславского. 

— А с Мирзоевым вы ведомы или участвуете в построении роли? 

— Я уверен в том, что полноценные и плодотворные взаимоотношения между актером и режиссером должны быть гибкими. И эти роли — подчиненного и ведомого, постоянно меняются. Но, конечно, точка отсчета в этом деле — режиссер. Именно с него начинается спектакль во всех отношениях. 

— И конфликтов не бывает? 

— Нет. Конфликты это нечто для меня совсем ненужное, они идут от непонимания, а я стараюсь многое проговорить «на берегу». 

— От друзей, родных вы ждете критики или одобрения? 

— Мне важна бескомпромиссная оценка, очищенная от формальностей. Моей жене Этери удается попадать в точку с замечаниями. 

— Не обижаетесь? 

— Да нет, обиды проходят мимо меня. 

— Кстати, о женщинах. Вы как-то остроумно сказали: они — как бациллы, не побежденные антибиотиком, сначала отступили, а теперь мутировали и всех съели. От близкой вам женщины вы ждете подчинения, лидерства или равенства? 

— Всегда интересно общаться с человеком на равных — и разговаривать, и чувствовать, и молчать. Иначе все неизбежно пойдет по пути пожирания одного другим. 

— Вам самому не хочется что-то поставить? 

— Ставить надо тогда, когда не можешь не ставить. Если я буду делать это абы как, то моя ответственность меня измучит. Так что пока я не стремлюсь работать в этой профессии. Мне кажется, я больше дара чувствую, например, в том, как лечить людей, чем в том, как ставить спектакль. 

— Как-то вы сказали, что зал может и не принимать вас, главное, чтобы не было равнодушия. Что вас стимулирует на киносъемках? 

— Атмосфера в группе и сама группа, которая собирается на съемочной площадке, режиссер. — Кто ваш герой в фильме Ренаты Литвиновой? 

— В ее новом фильме «Богиня» я играю ученого. Фильм сделан на современном материале. Много про него рассказывать не буду, он уже озвучен, скоро премьера. 

— Вы себя больше ощущаете театральным актером? 

— Так случилось, что моя нагрузка в театре и кино не делится поровну: я занят примерно на 10 процентов в кино и на 90 — в театре. Играю в среднем по 12 спектаклей в месяц все годы после Щукинского, а фильмов со мной за тот же период вышло совсем немного. 

— Какая роль вам особенно дорога? 

— Я ко всем отношусь с нежностью, и равномерно распределяю любовь к тем спектаклям, которые идут. Было бы неправильно что-то любить больше, что-то меньше. А в тот вечер, когда играешь какую-то роль, о других вообще забываешь. — А кого хотели бы сыграть? 

— Никогда не мечтаю о ролях — просто жду предложений от режиссера. И дальше или соглашаюсь и «погружаюсь», или отказываюсь и иду своей дорогой. 

— Среди творческой интеллигенции модно дружить «совместными проектами» — вам это близко? 

— Никогда этим не руководствовался, мои друзья постоянны. Круг моего общения может сужаться или расширяться, но он не зависит от работы. 

— В своей жизни вы все решаете самостоятельно? 

— Нет, люблю советоваться, и не факт, что поступлю по-своему. 

— Вы честолюбивы или больше цените удовольствие от того, чем занимаетесь? 

— Удовольствие, потому что живу сегодняшним днем. 

— Значит, жизнь не планируете? 

— Стараюсь, но не всегда получается. 

— А цели ставите? 

— Меня цели всегда расстраивали. Нет, я не ставлю целей и не мечтаю. 

— Судя по вашему гоночному автомобилю, человек вы азартный. 

— Вовсе нет. А выбор автомобиля, по-моему, больше говорит о темпераменте. 

— Что вас расслабляет? — Глубокий, спокойный сон. — Сколько раз в жизни вы менялись? 

— Я как-то равномерно и последовательно развивался. Вот в весе я однажды изменился на 18 килограммов за три месяца. 

— Вам интересно общаться со своими детьми? 

— Всегда интересно, только не всегда хватает времени.