Римас Туминас начал сезон с постановки сразу трех спектаклей

РИА Новости от 7 февраля 2008

МОСКВА, 7 фев — РИА Новости. Известный литовский режиссер Римас Туминас, возглавивший в этом сезоне Академический театр имени Вахтангова, решил начать сразу с постановки трех спектаклей — по Шекспиру, Мюллеру и Бордону, рассказал РИА Новости режиссер. «Я попытаюсь жить по возможности интенсивно, — сказал Туминас. — Для такой труппы, как вахтанговская, необходим такой ритм, такая насыщенная работа. Думаю, что это хороший стимул для артистов — поверить в себя, в чудесный мир театра, в котором все возможно. Создать такую атмосферу творчества, поиска — в этом я вижу свою главную задачу». Режиссер признался, что выбор для своего дебюта на вахтанговской сцене в качества художественного руководителя пьесы Шекспира «Троил и Крессида» было для него рискованным шагом. «Я должен признаться, что для меня это риск, на который я еще не шел в жизни. Конечно, я чувствовал бы себя уверенней, если б взял „Ричарда Третьего“ или „Юлия Цезаря“. При том, что для постановки этой пьесы нужно очень хорошо знать возможности артистов. Но все-таки я решил рискнуть в надежде, что в процессе работы мы сможем ощутить себя как единый ансамбль», — сказал он. По словам режиссера, это будет не традиционная постановка, а скорее антиспектакль, где все происходит в игровой форме, где нет главных и неглавных ролей — все важны. «Как музыка, — сказал Туминас, — ты слушаешь, и тебе не приходит в голову оценивать ее по отдельным нотам или инструментам. Ты наслаждаешься ее звучанием, создаваемым оркестром, где у каждого исполнителя своя партия, но без которой не произойдет этого чуда — не зазвучит музыка». Работа только началась, и Туминас решил для себя как можно больше времени проводить в театре, где он ощущает уверенность в будущем. А слабости и сомнения, по признанию режиссера, посещают его дома или на улице, но не в театре. Туминас признался, что ему не просто было принять предложение возглавить Вахтанговский театр — театр с особым статусом, со своей школой и со своими традициями. «Это было непросто. Но мне всегда легче сказать „да“, чем „нет“ на сделанное предложение. Возможно, это поступок слабого человека, но еще раз хочу подчеркнуть, что сегодня я чаще ощущаю в себе уверенность и силы не в том, чтобы изменить структуру или жизнь этого театра, а в том, чтобы по-настоящему раскрыть его потенциал, внедриться в эту школу, в эти традиции, сделать так, чтобы мы начали воспринимать друг друга как близкие, родные люди. Говоря это, я понимаю, что этого может и не случиться. Но только зачем тогда быть, если к этому не стремиться. Не получится — извинюсь. Но сейчас я живу и верю», — сказал он. Что касается труппы, а в Вахтанговском театре это сто человек, то сокращать ее или приглашать кого-то со стороны режиссер не собирается. «Во-первых, такого человеческого права у меня нет, — сказал Туминас. — Да и смысла в этом я не вижу. Мой принцип — все нужно находить внутри театра и строить свой изнутри, из имеющегося материала и из этих личностей. Что же касается артиста, то по своему опыту я знаю: занят он в спектакле или нет, но он продолжает работать, и даже в 50 лет вдруг может обернуться мощной и неожиданной красотой, подарив театру праздник. Я в это верю», — добавил он. Поэтому, как сказал Туминас, для постановок он будет приглашать режиссеров не только глубоких и интересно мыслящих, но и умеющих работать с артистами, что очень важно. На вопрос дает ли сам Туминас возможность артистам импровизировать или ставит для них определенные границы, в рамках которых они должны существовать, Туминас ответил: «Да, у меня есть границы, они не широки, но высоки и глубоки, так что импровизировать по вертикали можно. А импровизация — это не значит двигаться влево и вправо, а именно мыслить, уходя в космос, и глубоко ощущать землю. Тогда ты и почувствуешь вкус полета, и у тебя появится ощущение невесомости. Это и есть импровизация, хотя ты выполняешь заданный режиссером строгий рисунок». Главный акцент в репертуаре Туминас делает на классике. По его мнению, достойной современной драматургии пока нет, и если она появится, он будет рад ее принять, но делать трагедию и говорить, что без современной пьесы театр жить не может, не стоит.  «Я влюблен в классику и думаю, что на сцене Вахтанговского театра появится Шекспир, Ибсен, Островский, Достоевский, Гольдони, Пиранделло. Это целые прекрасные миры. Главное, чтобы режиссеры стремились выразить не себя в этом мире, а стараться постичь его, раскрыть глубину этих гениальных творений. Прошло время, когда зритель довольствовался лишь яркой внешней формой. Он уже жаждет сегодня глубоких открытий в классике. Зритель уже готов, а мы все боимся», — добавил он. В пьесе «Троил и Крессида» Туминас продолжает разрабатывать тему, которую он поднял в своей недавней постановке на сцене театра «Современник» — «Горе от ума» Грибоедова. «Эта тема о том, что люди потеряли истинные критерии того, что ценно и что нет, что сегодня они больше живут, ориентируясь на мнение посторонних людей, — сказал Туминас. — Что-то в нас сильно пошатнулось, и мы не заметили, как обесценились наши главные понятия. Отсюда, наверное, эти противоречия между ложью и истиной, которой надо пробиваться во что бы то ни стало и за которой последнее слово». Возможно, не Шекспир станет первой премьерой, а прежде выйдут два других спектакля — «Тихая ночь» Мюллера и «Последние луны» Бордона. Темы этих произведений, по словам режиссера, очень перекликаются. Это щемящие темы уходящих людей, рассказ о судьбах матерей и о разрыве детей и отцов.