Просцениум: Кому это выгодно

Григорий Заславский, Независимая Газета от 4 июня 2007

В первый день лета Федеральное агентство по культуре и кинематографии распространило новость, все-таки поразившую театральную Москву, да, наверное, и Россию: Театром имени Евг. Вахтангова будет руководить литовский режиссер Римас Туминас. Небезынтересно, что в самом театре многие эту новость узнали, как и большинство, из интернета. А еще за несколько часов до официального комментария Михаила Швыдкого Туминас весьма туманно отзывался о перспективах своего переезда в Москву. Его кандидатура действительно обсуждалась как одна из наиболее вероятных, но уже после смерти Михаила Ульянова, полтора месяца тому назад, Туминас признался, что сможет выполнит просьбу Ульянова «наполовину» — то есть поставит в следующем сезоне спектакль. От более прочного союза решил воздержаться. В довольно откровенном разговоре с корреспондентом «НГ» Туминас говорил тогда об Ульянове, о своих отношениях с ним и о возможном руководстве Вахтанговским театром: «Ульянов был все время в поиске — не только преемника, но и в поисках пути театра. Как-то он меня очень настраивал, через него я решал эту проблему: принять его предложение или нет. Но вот этот месяц до Рождества, который я попросил у Ульянова на обдумывание, он как-то быстро пролетел. Надо было определиться, а я все анализировал обстоятельства дома, в театре, со студентами. Даже премьер-министр и президент Литвы были за то, чтобы я согласился работать в Вахтанговском театре. Они обещали мне решить вопрос с Малым театром Вильнюса. Они готовы были оставить меня руководителем, который мог бы приезжать на три месяца, делать одну постановку в год, а остальное время проводить в Москве. Чем больше располагали обстоятельства, тем больше я внутренне сопротивлялся. Мне пришлось проанализировать себя. Я „запер“ себя, разговаривал с собой. Перед Рождеством я в себе увидел очень много минусов, таких, что я решил больше этим не заниматься, не анализировать себя никогда. Я возненавидел себя, увидел себя таким бесхарактерным и слабым, безвольным и малознающим». Стоит напомнить, что среди других претендентов на пост худрука Театра имени Вахтангова называли Валерия Фокина, Максима Суханова (по нашей информации, он тоже получал приглашение «из рук» Михаила Ульянова), Владимира Иванова, Евгения Князева, Василия Ланового. А в последнее время — еще и Роберта Стуруа (подробнее об этом — в только что вышедшем июньском номере журнала «Станиславский»). Если бы не известность и уважение к директору театра Сергею Сосновскому, можно было бы даже вообразить, что «варяга» искали специально — для удобства административной работы. Любой иностранец, да и житель другого города неминуемо будет делить свое время между «здесь» и «там», освобождая руки помощникам, тем, кого в некоторых театрах без особого уважения называют «конторой». Фокин, как известно, сам публично отказался от тяжелой ноши в начале прошлого сезона, с Сухановым в последний момент тоже все как-то расстроилось, что касается остальных кандидатов, то у каждого из них были как свои сторонники в театре, так и решительные и весомые противники. Вахтанговский театр — один из немногих, в котором принято дорожить традициями, по поводу и без ссылаться на «вахтанговское начало», которое, как к тому ни относиться, все-таки удавалось сохранить и которое «пробивалось» в лучших спектаклях последних лет. В спектаклях Петра Фоменко, в некоторых спектаклях Владимира Мирзоева. И в том числе, например, в работе Григория Дитятковского, которого театр почему-то принял прохладно, хотя он, на мой взгляд, как раз мог продолжить «линию жизни». Но — не сложилось. Еще один «пункт»: Вахтанговский театр — театр элит, расходящихся в том числе и в понимании этого самого «вахтанговского». В общем, немудрено, что компромисс был достигнут на фигуре совсем «отвлеченной», с вахтанговской традицией корнями не связанной. Замечательный режиссер, любимый и ценимый в Москве, Туминас, конечно, представитель другой школы. Интерес к Театру имени Вахтангова с его приходом, конечно, вернется. Но что касается предположений, то более или менее наверняка можно сделать еще два: театр, который начнет строить Римас Туминас, будет другим. И, второе, что — как, кстати, и говорил Туминас в ноябре-декабре прошлого года, — скорее всего это будет контракт на три года. Московские планы Туминаса на следующий сезон пока известны только по «Современнику»: там в апреле он начал отбирать актеров на «Горе от ума».