Юрий Яковлев «Система Вахтангова — до сих пор тайна»

Ольга Романцова, Газета от 13 февраля 2008

Сегодня исполняется 125 лет со дня рождения режиссера и актера Евгения Вахтангова. Его творчество оставило неизгладимый след в истории русского и мирового театра. Вахтанговский спектакль «Принцесса Турандот» потряс зрителей своей праздничной театральностью. Тайну метода Вахтангова безуспешно разгадывают уже несколько поколений исследователей. Актер Юрий Яковлев, сыгравший Панталоне во второй версии «Принцессы Турандот», рассказал корреспонденту «Газеты» Ольге Романцовой о репетициях этого спектакля. Когда Рубен Николаевич Симонов в 1963 году выпустил обновленную версию «Принцессы Турандот», старые актеры, ученики Вахтангова, его друзья и соратники, которые уже по возрасту не могли играть в спектакле, передавали свои роли молодежи буквально из рук в руки. Симонов решил целиком восстановить исполнительский рисунок Вахтангова. И молодые актеры готовили роли вместе со «стариками», игравшими премьеру «Турандот» в 1922 году. Они передавали нам то, чему их учил Вахтангов. Например, Цецилия Львовна Мансурова, первая исполнительница роли Турандот, работала с молодой Борисовой, у меня был свой учитель и так далее. «Старики» навсегда запомнили вахтанговский рисунок. Других канонов у них не было. Никто не мог выйти из этого железного каркаса. Репетировавшие с нами актеры не нагружали нас теорией: система Вахтангова — до сих пор тайна за семью печатями. Написано колоссальное количество исследований о его «фантастическом реализме», но ни один из авторов не может точно объяснить, что это такое. Никаких определений, одни интуитивные домыслы. Иногда «старики» говорили о какой-нибудь постановке: «Это — вахтанговский спектакль». Наверное, в том случае, если при глубочайшем проникновении в смысл роли присутствовал выразительный внешний рисунок. «Принцесса Турандот», восстановленная в 1963 году, стала ярким, как фейерверк, спектаклем. Люди приходили на нее не просто сопереживать героям. Их поражал удивительный праздник театральности в мизансценах и в каждом персонаже. И костюмы у нас были яркие, выразительные, почти карнавальные. Но эта зрелищность сочеталась с сильными внутренними переживаниями, некоторые герои по-настоящему плакали, выходя на сцену, и не боялись демонстрировать свои слезы публике. Это театральное чудо невозможно зафиксировать. Через несколько лет после премьеры 1963 года телевидение решило снять «Принцессу Турандот». Увидев то, что получилось у телевизионщиков, мы поняли: их фильм не имеет ничего общего с нашим спектаклем. Думаю, это еще одна из тайн, окружающих творчество Евгения Багратионовича Вахтангова.