Евгений Вахтангов. Тема природы человека

ТК Культура от 13 февраля 2008

13 февраля 2008 года — 125 лет со дня рождения одного из самых выдающихся театральных режиссеров ХХ века, человека, чье имя уже более 80 лет носит театр в Москве, актера и педагога — Евгения Багратионовича Вахтангова (1883 — 1922). Вахтангов был одним из самых ярых сторонников системы Станиславского, но со временем он пришел к своему пониманию театра. Его творческим методом стал фантастический реализм. К 125-летию со дня рождения Евгения Вахтангова телеканал «Культура» показывает самый известный его спектакль «Принцесса Турандот», поставленный мастером незадолго до смерти. Спектакль по сказке итальянского драматурга Карло Гоцци был воссоздан Рубеном Симоновым в 1963 году. Смотрите «Принцессу Турандот» 16 февраля в 19:35. В 1913 году в Первой студии Художественного театра Евгений Вахтангов поставил «Праздник мира» по пьесе Гауптмана. С этой пьесы начинается легенда о великом режиссёре — Вахтангове, таково каноническое мнение. Куда реже вспоминают, что Станиславский тот спектакль категорически не принял. Константин Сергеевич сказал Вахтангову фразу, которую Евгений Багратионович вспомнит через много лет — перед своей смертью: «Вы, наверное, никогда не будете режиссером, у Вас нет постановочных идей, у Вас нет постановочной фантазии». А Горький плакал именно на этом спектакле? «Праздник мира» — это семейная история: люди собираются вместе и воюют беспрерывно. Это война, которая происходит внутри дома. Вахтангов впервые здесь предъявляет одну из своих важнейших тем — тему природы человека, как он ее понимает. То, что Евгений Багратионович попал именно в Первую студию Художественного театра и начал свою серьезную театральную жизнь под эгидой Станиславского, определило его судьбу. Он — человек студийный! И не случайно само слово «студия» — ключевое для вахтанговских дневников. Вахтангов, например, мог сказать так: «Поведение этого человека было студийно» или «этот человек студиен». Все это означало, что студия была противовесом «нормальному театру». Позже из своей театральной мастерской Евгений Багратионович создал Третью студию Художественного театра, которая в 1926 году была преобразована в театр его имени. Годы революции были последними годами жизни режиссера: в начале 1919 Вахтангов узнал, что у него рак. Ему оставалось недолго, но он твердо решил делать свое дело и не откладывать задуманного. После революции режиссер прожил всего пять лет, но за это время он успел поставить спектакли, вошедшие в золотую коллекцию мирового театрального искусства. Чеховская «Свадьба», «Чудо Святого Антония» Метерлинка (вторая редакция), «Эрик XIV» Стриндберга, «Гадибук» в еврейской студии «Габима» и «Принцесса Турандот». Все пять постановок, по мнению театроведов, можно рассматривать как историю освобождения Вахтангова от Художественного театра, высвобождения его из плена тех театральных идей, которых он придерживался раньше, абсолютно растворив себя в учении Станиславского и в преподавании его системы. Используя персонажи-маски и приемы итальянской комедии дель арте, умирающий Вахтангов наполняет сказку итальянского драматурга Карло Гоцци «Принцесса Турандот» современными проблемами и злободневными вопросами и открывает новое направление в театральной режиссуре. Его «Турандот» становится не просто спектаклем, а визитной карточкой и главной гордостью театра. Фактически, в последние годы Вахтангов предъявляет свой театральный манифест. Когда Вахтангов умер, критик Павел Марков написал о нем: «Он был беспощадным разоблачителем жизни». Вахтангов проникал в эти источники жизни, в это переживание жизни, которое в последние годы носило для него отрицательный характер. Но он пытался театром преодолеть саму жизнь.