Смерть в Чулимске

Наталия Бойко, Театральная Касса от 1 октября 2005

Когда сегодня заводят разговор про творчество молодых режиссеров, то непременно представляются спектакли, в которых все перевернуто вверх дном, иначе говоря, откровенное эпатирование. Молодой режиссер Дмитрий Петрунь не страдает от неудовлетворенности амбиций — журавля в небе не ловит, но и синицу свою не упустит, поэтому и спектакли его, которых еще так немного, что можно на пальцах пересчитать, — ясные, добрые, про людей. «Чулимск прошлым летом» Александра Вампилова Петрунь поставил на Малой сцене Театра имени Евг. Вахтангова. Простая перестановка слов в названии спектакля (пьеса в авторской редакции называется «Прошлым летом в Чулимске») превращает богом забытый таежный городок, за пределами которого «шумит настоящая, большая жизнь», в действующее лицо, а точнее — в свидетеля происшедшего, омрачившего прекрасный летний день. В чайной, утопающей в веселых подсолнухах, как всегда в зной, много народа. Все друг с другом знакомы и повязаны жилищными, родственными и любовными узами. И все они знают, что юная Валентина — обаятельная Мария Рыщенкова, — застрявшая в этой глуши по прихоти отца, влюблена в местного следователя Шаманова, любовника соседки-аптекарши. Вампилову близок образ отчаявшегося человека с большими задатками, не способного реализовать себя в провинции. Карьера Шаманова к моменту описываемых событий потерпела крах (крылья ему за принципиальность уж подломили, и ждет он одного — пенсии) — и Евгений Князев играет чулимского Казанову вальяжным безразличным ко всему обывателем. Но признание в любви восемнадцатилетней девочки буквально сбило его с ног, вдохновило, окрылило. Он хочет дотянуться до ее любви, хочет увезти ее подальше от сплетен, от этой сибирской местечковости. Александр Вампилов никогда не был жесток со своими героями в отличие, например, от Чехова. Он предпочитал оставить их с бедами-несчастьями, с грузом проблем и раздумий, но не убивать. И в пьесе любовь Валентины, ее упорство, выраженное хотя бы в том, что она без устали чинит ежечасно разрушаемый соседями палисадник, помогают Шаманову словно пробудиться от сна — он решается выступить на суде по делу, от которого его когда-то отстранили. Дмитрий Петрунь сохранил этот финал, но добавил предшествующий ему маленький штрих, заимствованный из черновиков драматурга. Это — выстрел, который раздается за кулисами: Валентина изменила своей любви; когда же поняла, что желанна, но ничего вернуть нельзя, — она убила себя… Только выстрел, по мнению вахтанговцев, может разбудить в Шаманове совесть. Только смерть способна вернуть к жизни.