Туминас стал »варягом» в Вахтанговском театре

Григорий Заславский, Вести FM от 20 января 2012

20 января юбилей у литовского режиссера, вот уже
почти пять лет — худрука Академического театра имени Вахтангова. Римас Туминас
отмечает 60-летие. О режиссере рассказывает обозреватель радио «Вести
ФМ» Григорий Заславский.

Римас Туминас — первый иностранец, после очень
долгого перерыва которого, как варяга, позвали править в Москву. В
Академический театр имени Вахтангова его приглашал еще покойный Михаил
Александрович Ульянов, но приехал и возглавил Вахтанговский театр Туминас уже
после того, как вахтанговцы осиротели. После Туминаса уже не страшно было и
Сондецкиса звать — он теперь главный приглашенный дирижер в «Виртуозах
Москвы», и грек Теодор Курентзис у нас — худрук Пермского театра оперы и
балета, в общем Туминас, можно сказать, открыл кингстоны. Он сам, признавался,
долго сомневался, но его и министр культуры, и даже премьер-министр Литвы
уговаривали, объясняя, что это все — на пользу литовской культуре, хотя мы-то в
Москве ценим Туминаса не только как представителя особого направления —
литовского театра, но и как нашего, ведь режиссер заканчивал ГИТИС, то есть —
нашей группы крови, и один из первых своих спектаклей он поставил в Москве, в
театре Станиславского.

Может, не в последнюю очередь важно еще и для
понимания его театра, его спектаклей в том числе, что мать Туминаса — не просто
русская, а еще и из старообрядцев. Этакая основательность в нем, возможно,
оттуда, и в каждом спектакле, такое впечатление, не только герои — Чехова или
Шекспира разговаривают у него, ведут предписанный автором разговор меж собой,
но всегда еще какой-то поверх того или наоборот подспудно — идет диалог с
землей, на которой стоит этот дом и эти герои. Он пришел в театр, не просто
пришел в театр — руководить пришел театром, который вот уже 90 лет гордится
своей ни на что непохожестью Вахтанговский — не МХАТ и не Малый, здесь
умирающий Вахтангов, среди ужасов и голода Гражданской войны ставил праздничный
спектакль, сказку, где шагнешь неловко — и ждет тебя смерть, то есть сказка эта
— тоже особенная. Вахтанговское — особое искусство, любят повторять старики
этого театра, настаивают на этом и потому, когда Туминас им поначалу не
показался, тут же попытались избавиться от чужака. Он устоял и, мне кажется, в
театре не жалеют об этом.

Пройдут годы, десятилетия и нынешняя — выпущенная к
недавнему юбилею «Пристань» будет вспоминаться как один из великих
гимнов искусству вахтанговской сцены. Сравнивать с великой
«Турандот», со знаменитым «Маскарадом», с «Без вины
виноватыми», то есть с шедеврами, высшими достижениями этого театра.

Режиссер, который никогда не настаивает на правильном
ударении в своей не самой простой для русского уха фамилии, он умеет добиваться
большего, что, конечно, важнее для театра, чтобы актеры выкладывались, чтобы
они играли в его спектаклях ТАК, как сами по себе никогда бы не сыграли. Есть,
конечно, отдельные трудности — театр сложный, в нем не заставишь в одном
спектакле выйти на сцену и Маковецкого, и Суханова — таким руководить непросто,
но почему-то мне кажется, что и Туминас не жалеет, что нынешний свой юбилей
отмечает в Москве, хотя и пытается в силу своей природной застенчивости
спрятаться от поздравительных адресов и прочих общеизвестных примет круглой
даты.