Юрий Любимов: в общем, я доволен

Наталья Курова, РИА Новости от 26 января 2012

Юрий Любимов после ухода из Театра на
Таганке получил сразу несколько предложений, из которых выбрал два проекта: в
Театре имени Вахтангова будет ставить «Бесов» по Достоевскому, а в
Большом театре — «Князя Игоря». О том, что у него было в прошлом с
Римасом Туминасом, как ему помогает Рубен Симонов и почему он репетирует «Бесов»
сразу на двух сценах, Любимов рассказал РИА Новости. Беседовала Наталия Курова.

— Юрий Петрович, как вам работается
в Вахтанговском театре?

— Тем, как идет работа здесь, я доволен,
репетиции проходят нормально. Я рад, что отношения у меня здесь со всеми
хорошие, и с актерами, и с руководством театра. У нас и с Римасом Туминасом
забавные пересечения обнаружились: оказывается, он проходил практику у меня,
когда я ставил на Таганке «Мастера и Маргариту».

Потом я здесь на контракте, занимаюсь своим
прямым делом. И нет таких забот, как на Таганке: там приходишь, и с утра на
тебя сваливается груз самых разных проблем и неприятностей. Например, кто-то из
актеров уехал на съемки без разрешения.

— А здешними артистами вы довольны?
Кастинг уже завершили?

— В общем, доволен, и практически уже
завершил окончательный отбор артистов. Но кто есть кто лучше у Рубена Симонова
уточнить – он мне помогает. Это сын моего друга Евгения Симонова, с которым у
меня были очень хорошие отношения — редко такие бывают, тем более у двух
режиссеров. И сын у него очень симпатичный, музыкальный — в папу и в деда
Рубена Симонова.

Мы уже репетируем — и на основной сцене, и
на малой. В театре большой репертуар, и нужно прокатывать спектакли, иначе
артисты их забываю. Поэтому для наших репетиций приходится выкраивать место и
время. Пока это не просто, но я надеюсь, что постепенно все наладится.

— «Бесы» — роман огромный,
многослойный, с множеством сюжетных линий. Вы как-то адаптировали его для
сцены?

— У меня в спектакль вошел весь роман и все
сюжетные линии. Конечно, они сокращены сильно, и я продолжаю сокращать для
того, чтобы спектакль мог идти один вечер, а не два. Это очень трудно. Так что
обрадовать не могу — в свои традиционные 1,5 часа не уложусь.

— Сценография, макет уже готовы?

— Я не начинаю работать, пока у меня нет
определенной концепции и пока не известны все составляющие. Но здесь мне мало
что надо. Не хотел говорить — это будет скорее такое концертное исполнение:
рояль, Стравинский, живая музыка, а с живой музыкой должна быть живость и у
артистов. На сцене за роялем будет сильный исполнитель, потому что не так
просто сыграть Стравинского. Может быть, даже я уговорю, и за фортепиано сядет
сам Владимир Мартынов, который прекрасно владеет инструментом. Он же будет и
писать оригинальную музыку для спектакля.

— Но вы уже уверены, что премьера
состоится 27 марта?

— Уже продаются билеты, так что отступать
некуда.

— А что с «Князем Игорем»
в Большом?

— Он намечен на конец года. Отбор
исполнителей в самом начале — артисты понадобятся мне только глубокой осенью. Здесь
к тому времени я уже закончу работу, потом отдохну и после отпуска приступлю
вплотную к опере.

Мы создаем свою музыкальную редакцию. Что
касается «Половецких плясок», то, слава богу, я договорился с
Григоровичем, что у нас будет другой вариант — не Голейзовского и не Фокина, а
свой вариант, своя редакция. Но, конечно все это на основе Бородина. Только
тогда в работе принимали участие Римский-Корсаков и Глазунов, а у нас —
Владимир Мартынов и Павел Карманов, замечательный человек, прекрасно может оркестровать.
У Бородина все наброски в клавире, и все равно надо это все приводить к
партитуре.

Художником будет Зиновий Марголин, и мне с
ним очень нравится работать. Он – настоящий работяга, веселый человек и тоже со
мной давно знаком. Знает мои многие спектакли, поэтому мы легко понимаем с ним
друг друга. По эстетике, и по тому, как выстраивать действие, наши стремления
сходятся. Музыкальным руководителем постановки будет главный дирижер Большого
Василий Серафимович Синайский, с которым мы уже беседовали об этой работе.

— А после «Бесов» и
«Князя Игоря» уже что-то запланировали?

— Не люблю говорить о планах, тем более в
моем возрасте. Я работу могу получить везде, если мне охота – и в России, и за
рубежом. Но мне уже надо больше к богу обращаться, а не к контрактам. Я
наработался за свою жизнь. И какая уже мне разница, поставил я 30 опер или
больше. Кстати, «Игорь» будет моим 34-м оперным спектаклем. Я думаю о
Мольере, хочу сделать полубалет-полуоперу, и опять с Мартыновым.