Нонна Гришаева: «Мне каждый день присылают по несколько сценариев»

Дмитрий Ильин, Труд 7 от 2 марта 2012

Даже не верится, что долгие годы она
довольствовалась крохотными ролями и в общем пропадала в безвестности. Как не
смогли разглядеть — загадка. И повод для мимолетной грусти — годы ведь не вернуть.
Но та страница уже перевернута, сейчас Нонну Гришаеву буквально раздирают на
части. Театр, кино, ТВ — кажется, она везде. Но даже в этой бесконечной
круговерти актриса умудряется идти на эксперименты. Как оказалось, шоу
«Две звезды» для нее совершенно новый опыт. В качестве ведущей,
разумеется.

— Нонна, как ощущаете себя в новом качестве?

— Немножко не в своей тарелке. Потому что с
превеликой белой завистью смотрю на участников. Так и тянет на сцену: встать
рядом с ними, что-то исполнять. Мне кажется, я все-таки актриса, немножечко
певица, но никак не ведущая. Поэтому в этой ипостаси мне не совсем комфортно.

В предлагаемых обстоятельствах

— Извините, а это что, первый ваш опыт
ведения?

— Да. Безусловно, я работаю на корпоративах,
но на телевидении — да, конечно, первый.

— И в чем же специфика, такая вам
недоступная? Тем более вы же актриса, можете сыграть любую роль. Почему бы не
роль телеведущей?

— Ну да, вот так для себя я это и оправдываю
— то, что играю телеведущую. Можно сказать, работаю по школе: я в предлагаемых
обстоятельствах. Заставляю себя исполнять эту роль, держу себя в этих рамках. А
хочется мне совсем другого…

— Но смотрите: из Театра Вахтангова вы ушли.
Кино — полная зависимость и неопределенность: позовут — не позовут. И остается
— что? Правильно, одно сплошное телевидение.

— Нет, у меня остается Вахтанговский театр —
там, пусть и по договору, я продолжаю работать в нескольких спектаклях. У меня
остается театр «Квартет И», у меня остается наш бенефис с Олешко,
который по всему миру мы катаем. Не так уж мало. Сейчас из-за съемок на ТВ я
ничего не отменяю и непосредственно к роли телеведущей привыкать не хочу.
Почему? Да потому, что она мне, так скажем, не совсем близка и не так
интересна. Поверьте, я уже огромное количество раз отказывалась от этой роли. В
данном случае согласилась исключительно потому, что это команда «Двух
звезд», команда людей, с которыми я прошла огонь и воду. И все-таки мне
обещали, что у меня тоже будет возможность здесь выступить.

— И что же, обещания не сдержали?

— Почему не сдержали? Все только началось.

Вторая сторона медали

— А с «Большой разницей» вы уже
закончили?

— Нет, послезавтра у меня как раз съемочный
день в «Большой разнице». Не надо верить слухам, иногда пишут такое!
Почему-то без меня меня «ушли» из «Большой разницы».

— Так черным по белому написано: Гришаева с
Олешко ушли из «Большой разницы». Если не так — опровергайте.

— Не так. Кто это придумал и зачем —
непонятно. Мы с Сашей в недоумении.

— Сейчас целая волна идет против
«Прожекторперисхилтон», «Большой разницы» и лично
Александра Цекало. Говорят о каких-то драконовских контрактах, которые он ввел
для сотрудников, о том, что начался массовый исход:

— Ну, значит, нужно кому-то Сашу в очередной
раз уколоть. Я не знаю, как у других, у меня все в порядке, никаких чудовищных,
как пишут, контрактов мне не предлагают. Но меня об этой ситуации часто
спрашивают. Как отношусь к этому? Да никак, я на журналистов уже не реагирую.

Помню, как в очередной раз обо мне написали
что-то ужасное, причем даже о моей маме, и я в истерике стала звонить Саше
Цекало. И он мне тогда сказал: «Нонна, это вторая сторона медали. Как
только начинаешь появляться в телеэкране и на обложках глянцевых изданий, ты
тут же становишься объектом интереса желтой прессы, и всякий раз тебя стараются
уколоть и пнуть». Ничего с этим поделать нельзя, бороться, к сожалению,
тоже бесполезно.

— Скорее это оборотная сторона медийности:
влез в «ящик» — получи…

— Потом вспоминаешь про первую сторону
медали и думаешь: ну, ничего, ничего, можно потерпеть.

— Но вам, Нонна, по-моему, еще грех
жаловаться. Той же Анастасии Заворотнюк или Марине Александровой, личную жизнь
которых мусолят изо дня в день, куда тяжелее приходится.

— Ну что вы, войну и со мной ведут. Есть на
НТВ программа Леонида Закашанского, который придумывает такие вещи обо мне и о
моей семье, что потом мне звонят родственники из Израиля, из Америки — в ужасе
просто, с сердечными приступами. Вот Закашанский решил, что я с мужем
развелась, и объявил об этом на всю страну, на весь мир. И как родственники
должны реагировать?

— Лично не пытались с ним разобраться?

— Бесполезно. Все это очень огорчает. И
каждый раз, когда нужно выйти в свет, я долго-долго собираюсь морально, потому
что понимаю, что за этим последует. И при этом даже неважно, как ты выглядишь:
выглядишь плохо — это плохо, выглядишь хорошо — это тоже плохо. Понимаете?
Думаю: вот зря я выглядела хорошо. Потому что тут же написали, что я сделала пластическую
операцию, химический пилинг и не пойми что еще со своим лицом.

Театр — это наркотик

— Странно, что вы еще так переживаете. Давно
должны были научиться пропускать мимо ушей…

— Я очень ранимая, Рак по гороскопу —
поэтому все это воспринимаю тяжело. Ох, достанут они меня — уеду вообще:

— В Одессу?

— Да. Тоже, кстати: стоило мне купить
недвижимость в Одессе — тут же пошла молва, будто я покидаю страну.

— Если бы не ТВ, наверное, и из
Вахтанговского не ушли бы?

— Нет, при чем здесь это? Даже в самые сложные
моменты на телевидении я ни разу не позволила себе замениться, попросить второй
состав сыграть. Никогда не забуду, как у меня были съемки в тех же «Двух
звездах» — полдня, потом я бежала, играла «Мадемуазель Нитуш» —
четырехчасовой музыкальный спектакль. После спектакля возвращалась опять на
съемку «Двух звезд» и снималась еще до трех ночи: И сейчас не могу
сказать, что я ушла из театра. У меня хватило ума послушать Римаса
Владимировича (Туминаса. — «Труд-7») и не уйти совсем, остаться в
театре на договоре. Он не отпустил меня, спасибо ему за это большое. И сейчас
идет разговор о том, чтобы я участвовала в новых постановках:

— Так, может, за этим последует возвращение
в штат?

— Не знаю, посмотрим. Как пойдет — я не
загадываю: Вы знаете, я изначально театр люблю больше кино, больше телевидения.
Я не могу без театра, это абсолютный наркотик, без которого ты не можешь
существовать, это живая энергия, которой ты питаешься. Поэтому я в театре буду
работать всегда. Но чтобы быть в труппе: Понимаете, мне нравится не только
Театр Вахтангова, мне еще нравится работать в «Стейдж Интертейнмент»
— весь прошлый год я играла в мюзикле «Зорро», сейчас они пригласили
меня в две новые постановки. Если я вернусь в штат Театра Вахтангова, вряд ли
смогу участвовать в постановках «Стейджа». Поэтому я бы хотела быть и
там и там.

— И еще в кино, на телевидении. На семью-то
времени хватает?

— Времени не очень много, но хватает. И я
отказываюсь от огромного количества проектов. Мне каждый день присылают по
нескольку сценариев. Поверьте, я соглашаюсь только на самые-самые интересные.
Некоторые даже не читаю. Если узнаю, что съемки где-то в другом городе и что
это 80 съемочных дней, я это даже не обсуждаю. Сразу говорю: нет, у меня семья.

НАШЕ ДОСЬЕ

Нонна Гришаева родилась в 1971 году в
Одессе. В 1994 году окончила Щукинское училище и поступила в труппу Театра
имени Вахтангова. Сейчас — актриса театра «Квартет И». Снялась в
фильмах «День выборов», «День радио», «Папины
дочки», «О чем говорят мужчины» и других. На ТВ принимает участие
в программах «Большая разница» (актриса) и «Две звезды»
(ведущая). Замужем, имеет двоих детей — 15-летнюю дочку и 5-летнего сына.