«Хочу сыграть Чичикова», — признаётся актриса Ольга Тумайкина

Ксения Якубовская, АиФ на Енисее от 18 апреля 2012

Когда-то она пасла коров,
смотрела за поросятами, гоняла гусей… Сегодня Ольга Тумайкина — одна
из ведущих актрис Театра им. Евг. Вахтангова, снимается в кино
и на телевидении. А впервые на театральные подмостки вышла
в Красноярске, будучи школьницей.

Начинали с рабынь…

— Это был красноярский народный театр
«Орфей». Я тогда училась в восьмом классе. Мы играли спектакли,
собирали залы, занимались актёрским мастерством. Руководила маленькой,
но хорошей труппой Людмила Духанина. Впервые я вышла на сцену
в пьесе Александра Галина «Крыша». Наверное, существование этого театра
и повлияло на мой выбор… В Театральном училище им. Щукина
на втором курсе самые «отъявленные» студентки получают право играть
в спектакле «Принцесса Турандот»… рабынь. А когда закончила учёбу,
то от Михаила Ульянова получила предложение сыграть Адель.

— Откуда возникла мысль о сцене?
У вас в семье были артисты?

— Это мечта, которую я по.пробовала
осуществить. Впрочем, мои родители поют отменно. Вот и вся творческая
составляющая. Не знаю, почему захотела стать артисткой. Вообще-то,
в нашей семье женская партия должна была знать своё место: дом, кухня,
огород. Поэтому феминистические настроения, которые мною овладели
и привели в результате в Москву, на театральные
подмостки, — тайна даже для меня.

— У вас остались друзья
и родные в Красноярске?

— Да, и немало. Не хватает
времени, чтобы наговориться. Я очень люблю свой город. Может, звучит
старомодно, но я горжусь, что во мне ещё не исчезло ощущение
причастности. Мне нравится видеть его, люблю здешних людей. Здесь,
в Сибири, они другие — потому что хорошие. Это я давно поняла.
Они не держат камня за пазухой. Рядом с ними хорошо. Очень рада,
что я — такая же.

12 лаек и борзые

— Москва — быстрый, требовательный,
не спящий город. Не хотелось вернуться в Красноярск?

— Я тоже активная. Конечно, мегаполис
утомляет, но для отдыха есть дом, семья, Красноярск. Он всегда
со мной. Мне здесь нравится всё: Енисей, правый и левый берега, дача,
улица Щорса, на которой жила, улица Павлова, на которой училась.
Я родилась 3 апреля в три часа дня на третьем этаже
в 13-й палате. Мама мне всё время об этом рассказывала. Мои дети тоже
здесь бывают. Обожаем «Роев ручей», очень любим краеведческий музей, где тебя
встречает мамонт. Здесь лучше отдыхается и спится, здесь хлеб вкуснее.
Я в Москве его никогда не ем.

— Ну и вернулись бы, создали свой
театр или стали режиссёром…

— Это очень мужские замахи. Мне некогда
мечтать в этом направлении: у меня дети, мама, брат, друзья, мой
театр и мой дом, моя машина. Мне надо делать своё дело. Ну и ещё
собаку завести. С детства люблю псов. Мой дед был первостатейным охотником,
у нас жили 12 лаек. Белоснежные, с чёрными носами, чёрными
глазами… И очень красивые русские борзые, бабушка называла
их «коромыслами».

— Ходили на охоту вместе
с дедушкой?

— Ну что вы, он не брал.
Это же неженское дело. Я пасла коров, смотрела за поросятами,
гоняла гусей. Делала всё по деревенскому хозяйству, а оно у нас
было большое. В пять утра вставали. И, конечно, сажала, копала картошку.
Но особо любила её окучивать. Нравилось мне тяпкой кустики
обрабатывать.

Разбойничья натура

— Спектакль «Мордасовские страсти»,
который вы привезли в Красноярск, — о провинциальной жизни.
Вы себя ощущаете больше провинциалкой или уже столичной дамой?

— Меня минула эта чаша. У меня даже
не было сибирского говора. Преподаватели замечали, что я много
«говорю руками» — жестикулирую. А потом сказали: «Ты так красиво это
делаешь — продолжай». И оставили меня в покое.

— Вы играете в театре
и снимаетесь в кино. Могли бы оставить сцену ради большого
экрана?

— Нет. Да и какое у нас кино? Где
вы его видели? Лет 30 назад было, а сегодня редко случается.
В моменты, когда надо было выбирать между театром и кино,
не раздумывая, оставляла первое. Удовлетворение от игры в театре
и участия в киносъёмках несопоставимо. В кино могут быть кураж,
озорство, радость общения с людьми. А счастье, получаемое
на сцене, можно сравнить только с какими-то чудесными
обстоятельствами своей жизни: рождение детей, серьёзная влюблённость, большая
удача.

— А дети ходят на ваши
спектакли, смотрят «ваши» фильмы?

— Бывают в театре, хотя и нечасто.
А вот смотреть телевизор с моим участием можно, только если это
какие-то выбранные мною программы. Я с удовольствием разрешаю смотреть
старшей дочери фильмы Карена Шахназарова, Петра Тодоровского, Тимура
Бекмамбетова. Всё остальное, что создаёт суррогат веселья, — нет.

— Вы сыграли огромное количество
невероятных ролей. А согласились бы на козочку в дет.ском
утреннике?

— В прошлом году я играла
в мюзикле лису. Козочка досталась Нонне Гришаевой. Было невероятно весело
и интересно. Как только пришла в театр, то влилась
в спектакль «Кот в сапогах» в роль заколдованной берёзки.
Я стояла и качалась, танцевала и пела. И это было захватывающе.
В Вахтанговском театре играла единственную разбойницу в сказке
«Али-баба и 40 разбойников». Сейчас вот хочу сыграть Чичикова. Уникальный
персонаж. За 20 лет в нашей стране их немало было. Вот только
все необаятельные оказались и навредили, много. Я же вредить не смогу,
только повеселю. Может, какие-то мысли внушу зрителю. Только толстеть
не соглашусь. Признаться, у меня разбойничья натура, достаточно
куража, чтобы сыграть кого угодно. Надо только соизмерять возможности
и разбойничьи желания.

ДОСЬЕ

Ольга ТУМАЙКИНА родилась в 1972 году в Красноярске.
В 1995-м окончила Театральное училище им. Щукина. В том же году
была принята в труппу Театра им. Евг. Вахтангова. Снимается в кино
с 1998 года. Одна из первых работ — в трагикомедии Карена
Шахназарова «Яды, или Всемирная история отравлений». В 2006 году начала
сниматься в юмористическом скетч-шоу «Женская лига». Заслуженная артистка
РФ. Есть две дочери.