Железнодорожная мелодия

Анна Гордеева, Московские новости от 3 мая 2012

Театр Вахтангова на один вечер стал театром
оперы и балета — в «Анне Карениной», что поставила там хореограф Анжелика
Холина, никто из актеров не произносит ни слова, зато все танцуют, а в качестве
бонуса в «сцене в театре» выходит профессиональная певица. Это не первый опыт
танцспектакля в Вахтанговском — четыре года назад Холина уже ставила на
Арбате «Берег женщин» по песням Марлен Дитрих. Вероятно, театр счел опыт
удачным — и теперь мы видим толстовский роман, пересказанный только с
помощью танцевальных па.

Холина в свое время окончила вильнюсское
хореографическое училище, ставила танцы в операх, затем основала собственную
компанию в Литве — для нее и были изначально сделаны и «Берег женщин»
десяток лет назад, и недавняя «Анна Каренина», в Вахтанговский постановки
перенесены. Ранние ее вещи отличались подростковым вызовом, любопытным
намеренным желанием сделать не так, как все (черный лебедь выходил на сцену в
глухом черном платке, повязанном как у богомолки, и в движении пробовал все
хореографические стили вперемешку); позже ей, кажется, все более хотелось стать
понятной и приятной публике — и одним из лейтмотивов работы стало танго,
которое нравится абсолютно всем.

В «Анне Карениной» Холина берет только очень
известную музыку (Шнитке, Чайковский, Малер) и очень понятные, не раз
использованные другими хореографами приемы. (Вся «светская чернь» будто из
балета Бориса Эйфмана сбежала.) Сложность теперь не для нее — и из
мучительной толстовской истории сотворена очень простая конструкция. Смешной
пожилой муж (роль досталась ректору Щукинского училища Евгению Князеву); совсем
молодая Анна (Ольга Лерман только в прошлом году это училище окончила); юный
офицер (Дмитрий Соломыкин) и светское общество, которое мельтешит вокруг,
сжимается кольцом вокруг несчастной героини. Все мучения Каренина, его взгляд
на вещи, сложность его устройства — выброшены; герой изображен саркастически —
вокруг него бегают лебезящие чиновники (сцена явно поставлена под впечатлением
от такого же выхода министерского начальства в «Анюте» Владимира Васильева, но
там-то совсем другая история была, чеховская «Анна на шее») и он потешно
надувается от сознания собственной значимости. Каренин в исполнении Евгения
Князева неприятно перебирает скрючивающимися пальцами, хватает жену за локоть
как полицейский демонстранта и не танцует в отличие от Вронского, что смотрит
ошалело-преданными глазами и способен не только сигануть в воздух как настоящий
балетный артист, но и поднять партнершу на замысловатую поддержку и покрутить
ее как фигурист в тодесе.

Технически хореография не особенно
разнообразна и сложна, что понятно: все-таки работают драматические, а не
балетные артисты, и хотя с точки зрения чисто физической подготовки актеры
сотворяют чудеса (вахтанговская школа всегда славилась качеством сцендвижения),
но ожидать от них балетных подвигов было бы странно (хотя в сцене скачек
пролетающие над сценой парни, лично, без всяких лошадей, прыгающие через
барьеры, производят сильное впечатление). Поэтому основной упор — на ритм
(стулья поднимаются и мерно опускаются на пол — это, натурально,
обозначение стука колес паровоза) и на жест (героиня обмахивается веером, но веера
на сцене нет, в веер превращается сама рука, и это отлично сделано).

Кроме истории про банальный адюльтер,
Холина, кажется, хочет поговорить о том, что этот банальный адюльтер случился в
России. В нашем отечестве, как известно всем европейцам, всегда зима;
истерика Левина (Федор Воронцов) поставлена с явными отсылками к русскому
народному танцу; и, конечно, любая свадьба — пусть даже у дворян —
выглядит как уханье со стопками, безмолвными, но явными воплями «горько!» и
таким брудершафтом, что похож на начало драки. (Тут явно отсылки к Егору
Дружинину, его спектаклю «Всюду жизнь», но у него речь шла про послевоенную
деревню).

Ольга Лерман (которую телезрители могут
вспомнить в прошлогоднем сериале «Красавчик», где она играла девушку,
устраивающуюся на работу в мужском костюме, потому что эту работу ей очень
нужно было получить, а шеф не выносил женщин) далеко ушла от той
девочки-мальчика. Она смотрится настоящей светской дамой, ей идут
величественные и отчаянные платья, и в каждом жесте ее Анны есть та плавность и
та решительность, что, кажется, и покоряют этого Вронского. Виден потенциал
актрисы, но игровой текст слишком мелок, чтобы можно было судить о том,
насколько глубокие роли Лерман способна создавать. Впрочем, это касается
практически всех актеров — в «Анне Карениной» от них требуется лишь
физическая подготовка. Что ж, будем считать этот спектакль чем-то вроде
утренней зарядки для молодежи. Впереди у молодых актеров большой день
карьер.