Молчи, Анна, молчи…

Лейла Гучмазова, Итоги от 7 мая 2012

Когда Римас Туминас пять сезонов назад
возглавил Театр Вахтангова, даже не самые прозорливые театралы прогнозировали
приход вслед за ним литовских мастеров — слава богу, эта театральная школа
в рекомендациях не нуждается. Прогнозы сбылись, а выпускница Вильнюсского
хореографического училища и ГИТИСа Анжелика Холина оказалась в орбите. У нее
репутация одного из самых известных хореографов Литвы, в досье миниатюры и
балеты, опыты в опере и кино, авторский театр танца. На некогда престижном
фестивале «Новый балтийский танец» Холина котировалась как лидер, а ее
постановки с учениками Вильнюсской балетной школы сопровождал одобрительный
шепот. Четыре года назад она поставила в Театре Вахтангова «Берег женщин» на
песни Марлен Дитрих и, похоже, утвердилась в роли ответственного за
невербальные спектакли вахтанговского. Сейчас она выпустила вторую премьеру,
храбро избрав классику.

Вахтанговский традиционно славен умением
петь и двигаться, но риск в раздаче «безмолвных ролей» драматическим артистам,
конечно, был. С недоверием пришлось справляться Ольге Лерман (Анна) и Дмитрию
Соломыкину (Вронский), даже Евгению Князеву (Каренин). Все они со своей «песней
без слов» справились достойно, а Вронский со своими неожиданно качественными
партерными поддержками Анны даже преуспел.

Ставя задачу играть роман без слов, режиссер
и хореограф учитывала актерские возможности и наверняка держала в одной
половине головы хореографические опыты своей предшественницы Аллы Сигаловой с
драматическими артистами (например, недавнюю «Бедную Лизу» по мотивам
Карамзина), а в другой — балетные постановки романа Толстого. Может,
вопрос в количественном перевесе, только влияния с балетной стороны оказалось
куда как больше. В спектакле можно отыскать детали чуть ли не всех балетных
«Анн…»: позы и мизансцены целомудренной героини Майи Плисецкой, мерзкую
светскую толпу у Бориса Эйфмана и его же противного ревнивца Каренина, сцену
скачек по мотивам Алексея Ратманского. Чисто драматические опыты на ту же тему
тоже не остались вне внимания постановщицы, добавлена щепотка хулиганской «Анны
Карениной-2» Олега Шишкина, много лет назад взорвавшей Москву. Вряд ли обилие
ассоциаций — вина режиссера-хореографа, ведь толстовский роман остается
одним из самых лакомых для постановки и в драме, и в кино, и в балете. И все
же…

Налицо не такой уж редкий парадокс:
направление движения радует, а получившийся продукт не очень. Процесс
прогрессивный, а результат не самый оригинальный. Хорошо, что драматический
театр перестает доверять слову как единственно возможному способу коммуникации
с залом и вроде бы служебная наука сценодвижения выходит на передовые позиции.
Просто прекрасно, что у режиссера-хореографа достает вкуса и образования
монтировать с бессловесным Львом Толстым только лучшие образцы музыки —
Анжелика Холина и ее постановочная команда берут Альфреда Шнитке, Чайковского и
Малера, а сцену «театра в театре» с оперной певицей оживляет выпускница Центра
Вишневской замечательная Мария Пахарь. Некоторые сцены выглядят даже стильными,
так, замершая светская толпа в черно-белом словно отсылает к эстетике старых
фото. Мало-мальски вахтанговцам удалось обустроить невербальный театр и в век
нелюбви к толстым романам и при замаячившей опасности «изложений в комиксах»
хотя бы чуточку приблизить зрителя к первоисточнику.