Анна дождалась поезда. Из Литвы

Дина Радбель, Труд от 12 мая 2012

В Театре имени Вахтангова —
премьера: режиссер из Вильнюса заставила народного артиста России Евгения
Князева танцевать под музыку Шнитке.

У танцевальной «Анны Карениной»
в Театре имени Вахтангова — долгая предыстория. Впервые спектакль
с таким названием родился здесь 20 лет назад благодаря Роману Виктюку.
До того как прославиться в Москве, он работал в Литве,
в Русском театре. Большой саквояж нестандартных идей впервые
в столице открыл именно на вахтанговской сцене. Спектакль «Анна
Каренина» шел 5 часов. Даже шутка такая родилась, кажется, у Григория
Горина: «Долго же мне пришлось ждать этого поезда…»

В новой постановке ожидание поезда
длится 3 часа, но времени не замечаешь под гипнозом театрального
таинства, которым мы обязаны тоже человеку из Литвы — Римасу
Туминасу. Явление этого режиссера в качестве художественного руководителя
вахтанговского коллектива превратило театр из музея былой славы
в арену ярких событий. Для постановки «Анны Карениной» Туминас пригласил
свою землячку — Анжелику Холину, работающую в эстетике бессловесного
театра. В «Анне Карениной» все танцуют под музыку Шнитке. Если только это
можно назвать словом «танец». Тут что-то особенное — симбиоз драмы,
мимики, пластики, балета в классическом смысле. Режиссеру удалось
за 45 дней репетиций обратить драматических актеров в балетных.
И неожиданно для зрителей, да и для самих себя, они обрели новый
способ проживания образа. Ольга Лерман (Анна Каренина), Дмитрий Соломыкин
(Вронский), Анастасия Васильева (Бетси), Валерий Ушаков (Облонский) совершенны
в движениях и при этом лишены холодной техничности — каждый жест
глубоко эмоционален. В спектакле нет ролей второго плана. Своя роль —
и у толпы. Это она — тот поезд, что настигает жертву. Стулья
в руках толпы стучат злыми «зубами», отбивают ритм железнодорожных колес,
отмеряют время страсти, ревности, жизни.

Отдельно от всех
и в то же время в унисон с общим ритмом «танцует»
Каренина Евгений Князев. Прославленный актер появляется на сцене
аристократичный, отстраненный — и просто идет. Но каждый шаг,
взмах ладоней, поворот туловища, головы сливаются с музыкой Шнитке
и смыслами Толстого. Минимум движений, максимум концентрации.

Евгений Владимирович потом признался
«Труду», что не хотел играть Каренина: «Я окончил училище 30 лет
назад — как мне танцевать вместе с недавними выпускниками?
Но Анжелика показала, как пластикой можно выразить Толстого. Жест сильнее
слова может выразить чувства».

Князев как ректор Щукинского училища
считает, что в танце вахтанговцев нет ничего удивительного. «Наша школа
богата разными дисциплинами, мы вам просто показали, что умеем
делать», — не без лукавой скромности говорит он.

Старшее поколение помнит, как рвался зритель
на Майю Плисецкую в балете Большого театра «Анна Каренина». Теперь,
возможно, побегут в Театр Вахтангова, где гармонично слились великая
литературная основа, прекрасная музыка, талантливая режиссура и актерское
перевоплощение.

Есть лишь одно, но: «Анна Каренина» —
не вахтанговский ребенок. Анжелика Холина поставила одноименный спектакль
в 2010 году в Театре танца в Вильнюсе. Сценография Мариюса
Яцовскиса, костюмы Юозаса Статкявичюса и, конечно, музыка Шнитке — все
те же. Безусловно, спектакль в Вахтанговском заиграл другими гранями,
но для режиссера это уже протоптанная дорожка. Что не умаляет
достоинств спектакля, но лишает московского зрителя права первой
театральной ночи.