Cпектаклm «Мёртвые души» в Театре Вахтангова

Наталья Колесова, Комментарий от 3 мая

Несколько дней спустя после премьеры спектакля «Мёртвые души» в театре Вахтангова разбираюсь в своих неоднозначных впечатлениях.
Итак…
Мария Аронова — актриса сильнейшего и уникального дарования. Мне всегда было жаль, что ее темперамент, мастерство и талант на сцене родного театра имени Вахтангова не всегда имеют возможность реализации. Такова театральная жизнь…
И вот в юбилейный сезон театра Вахтангова мечта актрисы сыграть героев, вышедших из-под пера Николая Гоголя, осуществилась. «Мертвые души» в постановке Владимира Иванова — спектакль в жанре «галопад»: эксцентричное, гротескное, странное, пронзительное, смешное и страшное зрелище, пляска масок и призраков, безудержная и безнадежная фантасмагория.
В спектакле очень много «материального» — масок, предметов и аксессуаров, бутафории, сложных костюмов, — всего того, что уводит театр далеко в области безжалостных гоголевских фантазий. Мария Аронова непрерывно меняет маски и образы от Чичикова до Ноздрева, от Коробочки до Манилова. Всего ролей на протяжении двух актов спектакля у неё 17.
 Партнёр ( и по стечению жизненных обстоятельств сын актрисы ) Владислав Гандрабура — верный «оруженосец» этой героической женщины — с частью ведёт партию второй скрипки в  бенефисе. Спектакль Владимира Иванова и Марии Ароновой так насыщен подробностями и деталями, что требует от зрителя немалой работы и внимания. Из всех гротескных масок вызывает  недоумение только портретная маска Гоголя, в которой довольно долго действуют Чичиков и его двойник. На мой взгляд, собственная интонация и лицо актрисы без маски только добавили бы спектаклю силы. Но таких эпизодов мало…  Невозможно включить в инсценировку все излюбленные цитаты из «Мертвых душ», впрочем, смешные вкрапления из «Женитьбы» выглядят весьма органично. Наверное, это тот случай, когда «произведение искусства смеётся последним».