Фридрих Дюрренматт «Ромул Великий». Театр Вахтангова.

Наталья Колесова от 3 февраля

Несколько дней ушло на то, чтобы сформулировать свои ощущения от премьеры спектакля «Ромул Великий» Ф.Дюрренматта в театре Вахтангова. Вмешалась жизнь, события и катаклизмы, которые заставили с устрашающей силой проявиться основные идеи постановки. Да и, не скрою, жаль было подытоживать словами и выводами то почти забытое воодушевление, которое возникло благодаря постановке Уланбека Баялиева, тонкой и выстраданной игре Владимира Симонова, соединённым усилиям и талантам всех участников и создателей спектакля.

Ромул — Владимир Симонов
фото — Людмила Сафонова

Пьеса швейцарского драматурга-интеллектуала Фридриха Дюрренматта, им самим квалифицированная как «исторически недостоверная комедия», даёт редкую по нынешним временам возможность наслаждаться каждой произнесённой со сцены фразой. И напоминает золотой век европейской драматургии прошлого столетия с шедеврами Ануйя, Камю, Ионеско, от которых мы вздрагивали в чистом восторге.

Иносказательность, ирония, безжалостность, остроумие, изящная паутина ассоциаций, аллюзий, парадоксов заставляет текст отдаваться жестоким эхом в ушах наших современников. Поскольку история гибели Римской империи, увы, оказывается устрашающе актуальной для человечества и отдельно взятой страны.

«История — старая, пронзительная мелодия, которая должна быть оркестрована современными средствами»,- считал драматург. Пьеса, которая начинается, как комедия, по мере развития вмещает в себя все, в том числе мощное трагическое чувство.

В спектакле отточено все — пластика, жесты, фразы героев, беспроигрышные акценты, великолепно подчёркнутые то эксцентричной, то трагичной музыкой (темы спектакля написаны композитором Фаустасом Латенасом, и то, как они звучат в спектакле, заставляет вновь пережить несправедливую потерю).

Режиссура настолько точна, деликатна и ненавязчива, что твердость руки постановщика начинает ощущаться не сразу. Но именно она делает зрелище элегантным и наполненным настолько, что зритель напряжённо следит за каждым нюансом. Бессилие власти, неуправляемость историческими процессами, роковая неотвратимость перемен. Вам это ничего не напоминает?

Мягкая, безукоризненно выверенная игра Владимира Симонова в роли обреченного правителя Римской империи вызывает смешанные чувства. Но к финалу, когда он, не заслуживший смерти, сменивший золотой лавровый венок на терновый, появляется в цивильном костюме и произносит прощальную речь, завершающуюся узнаваемой фразой: «Я устал… Я ухожу»,- вы содрогаетесь.

Отличные актёрские работы, комический диалог двух правителей — Ромула и Одоакра (Максим Севриновский) на птичьем языке с переводчиком, изобретательные костюмы (Евгения Шутина), — все это гарантирует увлечённое  внимание публики. Но, конечно, главное — текст. Честь и хвала режиссёру Уланбеку Баялиеву за то, что он позволил нам насладиться пьесой так, как, безусловно, наслаждался сам.

«Давайте верить! В наше великое прошлое, в историческое предназначение!»

«Германцы двинулись на Рим, а ты все ещё завтракаешь!»

«Те, кто дышат на ладан, способны воспринимать только комедии».

«Моё политическое кредо — ничего не делать. Не было другой возможности ликвидировать империю, кроме как самому стать императором».

«Родину можно спасти только за деньги».

«Когда государство начинает убивать людей, оно тут же начинает называть себя родиной».

«У меня нет желания задержать ход мировой истории».