История

В ноябре 1913-го года студенты Московского университета: К.И. Котлубай-Шпитальская, Б.И. Вершилов, М.И. Кокольский, Н.О. Тураев и Н.И. Шпитальский, пришли в Первую студию МХТ на премьеру спектакля «Праздник мира». Молодым людям очень понравился спектакль, и они через общего знакомого назначали режиссеру встречу в ресторане ГУМа. Пришел элегантно одетый 30-летний Е.Б. Вахтангов и дал согласие поставить с ними любительский спектакль. На общем собрании было принято решение поставить только что напечатанную в журнале пьесу молодого драматурга Бориса Зайцева «Усадьба Ланиных».

Блестящий провал спектакля стал стимулом, благодаря которому в конце 1913 года группа молодых московских студентов во главе с Вахтанговым организовала Студенческую драматическую студию. Они поняли, что без профессиональной подготовки они не смогут выйти на сцену и убедить зрителя. Во всех высших учебных заведениях Москвы появилось объявление, приглашающее студентов и курсисток записываться в члены новой организации. В объявлении было указано, что «занятиями Студии будут руководить артисты Московского Художественного Театра», и что от каждого поступающего в Студию требуется: «а) серьезное идейное отношение к делу и б) полное подчинение дисциплине Студии».

Руководить Студией согласился Евгений Богратионович Вахтангов, тридцатилетний актер и режиссер Художественного театра, уже составивший себе репутацию лучшего педагога по «системе» Станиславского. Осенью 1914 года Студия обосновалась в небольшой квартире  двухэтажного дома в Мансуровском переулке на Остоженке.

Поступавшие не подвергались пока никакому театральному испытанию. Они экзаменовались лишь со стороны своих «личных качеств». «Любительщине» была объявлена решительная война.

Вахтангов мечтал о своем театре, маленьком и уютном, где «Милые лица. Добрые глаза. Трепетные чувства. Все друг другу друзья. Нежно, осторожно подходим к душе каждого. Честные и любящие. Чувствующие святость. Ничего грубого. Ничего резкого».

Так создалась группа студенческой молодежи, если и не блещущая артистическими дарованиями, то, по крайней мере, состоящая из серьезных молодых людей, безусловно, культурных, любящих большое настоящее искусство.

Вахтангов любил самый процесс творческой работы, а не ее результат… Этому же он учил и своих учеников: «практический результат придет сам собой», — говорил Вахтангов, и его ученики целиком отдавались творческим радостям сегодняшней репетиции, сегодняшнего урока, сегодняшних исканий.

13 сентября 1920 года Студия Е.Б. Вахтангова была принята в семью Художественного театра под именем его Третьей студии. А 13 ноября 1921 года состоялась премьера спектакля «Чудо святого Антония» Метерлинка, поставленного Е.Б. Вахтанговым – этот день стал Днем рождения театра.

Уже в начале 1922 г. Москва бурно рукоплескала успеху спектакля «Принцесса Турандот» К. Гоцци, выдающегося явления театрального искусства ХХ столетия. Веселый, солнечный, праздничный спектакль, поставленный смертельно больным Вахтанговым в холодном и голодном 1922 году, утверждал жизнь, любовь, добро.

К.С. Станиславский высоко ценил творчество своего ученика. В обращении к составу «Принцессы Турандот» после окончания премьерного спектакля он сказал: «За двадцать три года существования Художественного театра таких побед было немного. Вы нашли то, что так долго искали многие театры». Спектакль «Принцесса Турандот» стал в известной степени школой актерского мастерства для всех поколений вахтанговских актеров.

«Нет праздника – нет спектакля», – говорил Вахтангов. Девиз, вынесенный в заголовок его знаменитой статьи «С художника спросится!», стал определяющим для всей творческой жизни Театра имени Евгения Вахтангова.

Евгений Вахтангов не создал системы, подобно К.С. Станиславскому, он и не мог ее создать, ибо система – это итог, завершение. Вахтангов, опираясь на систему Станиславского преподал начало, которое не имеет и не может иметь завершения, ибо суть вахтанговского начала – это познание через человека-актера гармонии, где самое яркое явление – живой человек – творец.

Когда мы говорим о «вахтанговском» в искусстве, мы соприкасаемся с тайной, которую Вахтангов унес с собой, лишь чуть приоткрыв ее. Эту тайну будут бесконечно разгадывать, и поэтому Вахтангов всегда будет современен.

Читать далее cвернуть


ЕВГЕНИЙ БОГРАТИОНОВИЧ ВАХТАНГОВ
(1913–1922)

История Театра имени Евгения Вахтангова началась задолго до его рождения. В конце 1913 года группа совсем молодых московских студентов организовала Студенческую драматическую студию, решив заниматься театральным искусством по системе Станиславского. Руководить занятиями согласился Евгений Богратионович Вахтангов, тридцатилетний актер и режиссер Художественного театра, уже составивший себе репутацию лучшего педагога по «системе» Станиславского.

Начать решили сразу со спектакля — выбрали пьесу Бориса Зайцева «Усадьба Ланиных», написанную в мягких, чеховских тонах. Помещения своего у Студии не было, собирались каждый день в новом месте: то в крошечной комнатке студиек, то в снятой на один вечер гостиной какой-нибудь частной квартиры. Все казалось романтичным. Спустя три месяца, 26 марта 1914 года, «Усадьбу Ланиных» играли в Охотничьем клубе.

Спектакль Вахтангов поставил в «сукнах» — это становилось модным тогда, да и денег на специальное оформление не было. Купили выкрашенную в серо-зеленый цвет дешевую мешковину, несколько горшков с бутафорской сиренью изображали террасу. Чтобы сильнее ощущалась прелесть весны, надушили всю сцену одеколоном «Сирень». Играли, впрочем, неуверенно, робко, некоторых исполнителей просто не было слышно. Но неудачи своей счастливые актеры даже не заметили — отправились в ресторан отмечать премьеру, потом вместе с Вахтанговым всю ночь бродили по Москве, а утром, купив свежие газеты, хохотали над разгромными рецензиями.

После такого позора дирекция Художественного театра запретила Вахтангову какую-либо работу на стороне, и Студия решила «уйти в подполье». Осенью 1914 года Студия уже обосновалась в небольшой квартире в Мансуровском переулке на Остоженке (тогда и стали называть ее — «Мансуровской»).

С 1917 года, выйдя из «подполья», бывшая Мансуровская стала называться «Московская драматическая студия Е. Б. Вахтангова». Пришла молодежь из других студий, объявили прием на первый курс школы — так появились Борис Щукин и Цецилия Мансурова, за ними — Рубен Симонов, Александра Ремизова, Мария Синельникова, Елизавета Алексеева.

Репетиции продолжались. Восстановили в новом составе показанное еще в 1918 году «Чудо святого Антония» Метерлинка, летом Вахтангов поставил чеховскую «Свадьбу».

Связь Вахтангова со Студией была подобна любви — с ревностью, бесконечным выяснением отношений, трагическими разрывами и новыми соединениями. Самым страшным днем для него был тот, когда в 1919 году из Студии ушли десять одаренных студийцев. Вахтангов был обескуражен из-за этого предательства.

Время шло — 13 сентября 1920 года Студия Е. Б. Вахтангова была принята в семью Художественного театра под именем его Третьей студии. 29 января 1921 года показали премьеру второго варианта «Чуда святого Антония».

13 ноября 1921 года, открылся постоянный театр Третьей студии МХТ по адресу: «Арбат, 26» (там, где Театр имени Евгения Вахтангова находится и сегодня). Особняк Берга Студия выхлопотала для себя еще предыдущим летом и за прошедшее время сделала в нем основательный ремонт. В честь открытия давали «Чудо святого Антония». Этот день и стали считать днем рождения Вахтанговского театра.

В ночь с двадцать третьего на двадцать четвертое февраля 1922 года, шла последняя репетиция «Принцессы Турандот». Вахтангов репетировал в меховой шубе, с головой, обернутой мокрым полотенцем, его бил озноб. Он сам устанавливал свет, заставлял актеров долго выстаивать в одной и той же мизансцене. В четыре часа ночи собрал всех и скомандовал: «Вся пьеса — от начала до конца!»

Вернувшись под утро домой, лег и больше уже не вставал. 31 мая Вахтангова хоронили — гроб с его телом ученики и друзья несли на руках от Студии до Новодевичьего кладбища.

За короткую жизнь Евгений Богратионович успел много — он преподавал в московских театральных студиях, был актером Художественного театра и Первой студии МХТ: сыграл  роль цыгана в спектакле «Живой труп» (1911), Крафта в спектакле «Мысль» (1914), Текльтона в «Сверчке на печи» (1914), гостя на балу в «Каменном госте» (1915), Фрезера в «Потопе» (1915), Шута в «Двенадцатой ночи» (1919) и др. В качестве режиссера поставил девять спектаклей: «Праздник мира» Г. Гауптмана ( 1913 г. в 1-й Студии), «Усадьба Ланиных»  Б. Зайцева (1914 г. в Охотничьем клубе), «Потоп» Г. Бергера (1915 г. в 1-й Студии), «Росмерсхольм» Г. Ибсена (1918 г. в 1-й Студии),
«Свадьба» А. П. Чехова (1920 г. в 3-й Студии), «Чудо Святого Антония» Метерлинка (1921 г. в 3-й Студии), «Эрик XIV» А. Стриндберга (1921 г. в 1-й Студии МХТ), «Гадибук» Ан-ского (1922 г. в еврейской студии «Габима»), «Принцесса Турандот» Гоцци (1922 г. в 3-й Студии).

 

Читать далее cвернуть


НАСЛЕДНИКИ (1922—1939)

После смерти Вахтангова многие гадали, выживет ли без него Студия. Третьего сентября 1922 года был избран новый художественный совет, в который вошли: Завадский, Захава, Тураев, Котлубай, Орочко, Толчанов, Ляуданская, Елагина, Глазунов и Басов.

Один за другим ученики Вахтангова стали пробовать свои силы в режиссуре.

Началом самостоятельной жизни Студии стал режиссерский дебют Бориса Захавы (премьера прошла 8 марта 1923 года). Он поставил комедию А. Н. Островского «Правда — хорошо, а счастье лучше», с некоторой робостью назвав ее «студийной», то есть ученической, работой. Спектакль был по-школьному поверхностным, и, хотя в нем было много смешных трюков, ни публика, ни критика его по-настоящему не полюбили. Неудача первого спектакля накалила обстановку в Студии.

Чтобы создать устойчивую атмосферу, В. И. Немирович-Данченко назначил директором Третьей студии тридцатилетнего Юрия Завадского, который казался Владимиру Ивановичу «наиболее заметной фигурой для общественного мнения».

Его постановка гоголевской «Женитьбы» стала второй премьерой Студии после Вахтангова. Разгром спектакля, из-за которого его пришлось очень скоро снять с репертуара, лишь усугубил сложные взаимоотношения в Студии. После долгих обсуждений Завадскому пришлось оставить пост директора.

Именно в это, критическое для вахтанговцев время, на горизонте появился Алексей Попов — давний товарищ Вахтангова по Первой студии МХТ. Впрочем, и над Поповым стояло коллективное руководство театра.

Первой его постановкой стали «Комедии Мериме» в 1924 году, состоящие из четырех маленьких пародийных пьес цикла «Театр Клары Газуль». Поклонники с готовностью объявили этот спектакль продолжением линии «Турандот».

Следующую премьеру вахтанговцев — по старинному водевилю Д. Ленского «Лев Гурыч Синичкин» (первую большую работу Рубена Николаевича Симонова) — ожидали в декабре. И снова все заметили, что многое в новом спектакле шло от «Турандот», от ее легкой и праздничной игры, от старой сказки, лукаво оглянувшейся на современность.

XII съезд РКП(б) в резолюции по вопросам пропаганды, печати и агитации потребовал революционного репертуара. От постановки «Дядюшкиного сна», задуманной еще Евгением Вахтанговым и Михаилом Чеховым, Попову пришлось отказаться.

Пьеса о революции нужна была непременно, и Попов остановился на инсценировке повести Лидии Сейфуллиной «Виринея».

«Виринея» (1925 г.) оказалась практически первой в знаменитой плеяде московских «революционных» спектаклей. Первой и неожиданной. В годы, когда форма была изобретательна, эксцентрична и ярка, Попов поставил спектакль ясный, сдержанный и простой.

Афиша

Следующий сезон, 1926/27 года, открылся премьерой «Зойкиной квартиры». Пьеса, написанная М. Булгаковым «под нажимом» В. Кузы, очень точно и остро отражала время НЭПа, которое открыло все темные уголки жизни, когда государственный контроль не казался столь жестким, и была снята часть запретов. Актеры в этом спектакле были великолепны: Мансурова — Зойка с дьявольски поднятой вверх бровью; Симонов — увертливый авантюрист Аметистов; Толчанов — страшноватый китаец Ган-дза-лин; Горюнов — коварный Херувим. Спектакль имел колоссальный успех у публики, но вызывал раздражение у властей. Он прошел 200 раз и был снят.

Сезон 1927/28 года дал два идеологически важных спектакля: «Барсуки» – первая заметная режиссерская работа Бориса Захавы. И «Разлом» в постановке Алексея Попова.

НЭП доживал последние дни. С весны 1928 года все настойчивее звучат руководящие упоминания о «внутренних врагах». Вахтанговцы в это время выпускали спектакль «На крови» (постановка Рубена Симонова)— авантюрную хронику о распаде эсеровского террора времен первой русской революции.

«Заговор чувств» — оригинальную инсценировку своей знаменитой повести «Зависть» — Юрий Олеша сделал специально по просьбе театра. В психологических хитросплетениях этой парадоксальной и двусмысленной пьесы бились тоска по уходящим «индивидуальным» чувствам (любви, ревности, зависти) и ужас перед уверенным наступлением грандиозной «фабрики-кухни». Спектакль был поставлен Алексеем Поповым. По театральности, яркости, ритму «Заговор чувств» был признан лучшей постановкой сезона 1928/29 года, а Алексей Попов — лучшим режиссером.

В марте 1930-го вышел «Авангард» В. Катаева — последняя постановка Попова в этом театре и первая его полная неудача. Отношения Попова с руководством театра осложнились настолько, что дальнейшая совместная работа становилась для него невозможной.

12 мая 1930 года в «Литературной газете» появилась заметка: «Ввиду расхождения по вопросам художественно-идеологического руководства из состава Театра им. Вахтангова выбыл режиссер Алексей Попов».

Еще до своего ухода Попов начал работать над пьесой-очерком «Темп», первом опыте молодого журналиста Николая Погодина. В 1930-м, уходя, он оставил «Темп» вахтанговцам. Постановку осуществляла уже целая режиссерская коллегия: О. Басов, К. Миронов, А. Орочко, Б. Щукин и художник С. Исаков. Спектакль этот всегда числился важным свершением в жизни театра.

В апреле 1932 года постановлением ЦК ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций» были ликвидированы многочисленные группы, школы и объединения во всех видах искусства. Вот-вот развернется и кампания против «формализма». Именно в такой обстановке появляется у вахтанговцев дерзкий акимовский «Гамлет». Постановщиками «Гамлета» официально числилась целая режиссерская коллегия: П. Антокольский, Б. Захава, И. Рапопорт, Р. Симонов, Б. Щукин. Но фактически постановщиком, как и художником, спектакля был один человек — Николай Акимов, и в историю этот спектакль вошел именно как акимовский.

«Гамлет» шел около года, а потом был снят. Нужен был выразительный пример «формализма» — именно этот ярлык акимовскому спектаклю в итоге и приклеили.

Сезон 1932/33 года был самым удачным за все тридцатые годы. Он принес «Егора Булычева» и «Интервенцию».

Пьесу «Егор Булычев и другие» Горького в постановке Бориса Захавы оформлял впервые приглашенный к вахтанговцам Владимир Дмитриев — художник, способный к замечательным перевоплощениям, каждый раз новый. Отдавая должное слаженному и стройному актерскому ансамблю, ясности и зрелости режиссуры, все говорили в первую очередь об игре Щукина — Булычева, не раз называя ее гениальной. Многие театры ставили эту пьесу, но сам М. Горький считал вахтанговский лучшим.

Вторым спектаклем в этом сезоне была «Интервенция» Л. Славина, поставленная Р.Н. Симоновым в сотрудничестве с И.М. Толчановым. Режиссер сказался во всей полноте своей творческой натуры. Революционная героика и юмор, бодрость духа и убийственный сарказм, событийный размах и человеческое тепло — все это слилось воедино и создало импульсивную, яркую, горячую атмосферу жизни и борьбы, воссоздало картину прошлого, увиденную глазами нового поколения.

Так в сезоне 1932/33 года театр дал два значительных спектакля, тем самым представив как бы две линии своего развития — блестящую, нарядную театральность, которую принято было считать заветом Вахтангова, и более строгую, склонную к психологизму, реалистическую манеру. Два этих направления осуществлялись одними и теми же актерами и жили в театре вместе до тех пор, пока под одной крышей работали два ученика Вахтангова — Рубен Симонов и Борис Захава.

Сезон 1935/36 года вахтанговцы начали пьесой А. Афиногенова «Далекое» в постановке И. Толчанова и оформлении И. Рабиновича. «Далекое» — новый шаг к утверждению реалистического театра, — замечали критики. Это было важной похвалой. В январе наступившего 1936-го начался последний этап борьбы с формализмом.

Первый спектакль сезона 1936/37 года — «Много шума из ничего» в постановке И. Рапопорта – был средоточием того, что называли «вахтанговским началом» в его легком, живом, комедийно-ироничном повороте, со вкусом передавал чувственность и полнокровие эпохи Возрождения.

Судьба последней вахтанговской премьеры в этом сезоне была эхом трагических событий 1937 года. В. Куза с помощью Б. Щукина ставил пьесу В. Киршона «Большой день». Пьеса была, как называли тогда, «оборонной», на тему: «если завтра война…». Играли в ней лучшие актеры театра: Б. Щукин, О. Глазунов, И. Толчанов, Б. Шухмин. Но вскоре после премьеры, вышедшей 13 апреля, Киршон, бывший глава и идеолог РАППа, тридцатипятилетний писатель-функционер, был исключен из партии, из Союза писателей, затем арестован и меньше чем через год расстрелян. Спектакль, немедленно разгромленный критикой, сняли с репертуара.

Осенью 1937 года торжественно отмечали двадцатилетие советской власти. Все театры готовили постановки к этой дате, и неутомимый В. Куза, заперев в комнате Погодина, буквально сидел над ним «с палкой», требуя закончить в срок «Человека с ружьем». Одновременно начиналась Лениниана и в кино: М. Ромм снимал фильм «Ленин в Октябре», где так же, как и у вахтанговцев, Ленина должен был сыграть Борис Щукин.

В 1939 г. А. Тутышкин поставил с молодежью внеплановую, по сути, учебную работу — водевиль Э. Лабиша «Соломенная шляпка», и этот веселый, музыкальный спектакль оказался таким удачным, что был включен в репертуар.

В этом же году в театре закончился период коллегиального руководства. Главным режиссером стал Р.Н. Симонов, который пробыл в этом качестве до 1968 года.

Читать далее cвернуть


РУБЕН НИКОЛАЕВИЧ СИМОНОВ
Главный режиссер театра (1939–1968)

В 1939 году главным режиссером театра был назначен Рубен Николаевич Симонов. Период коллективного руководства подошел к концу. Личность руководителя многое определила в дальнейшем пути театра.

В Студию Вахтангова Рубен Николаевич пришел в 1920 году и сразу стал заметен своим ярким актерским талантом, музыкальностью, легкостью движения. Е.Б. Вахтангов предложил ему вести уроки ритмики и сцендвижения. При жизни Вахтангова Рубен Николаевич сыграл в Студии три роли в «Чуде святого Антония», грека Дымбу в «Свадьбе» и Труффальдино и Панталоне в «Принцессе Турандот».

Оставшись без Учителя, труппа театра избрала метод коллегиального руководства. В это время Р.Н. Симонов поставил «Льва Гурыча Синичкина», «Марион де Лорм», «На крови», «Сенсация», «Интервенция», «Человек с ружьем», «Я — сын трудового народа».

Все эти постановки он сочетал с игрой в спектаклях, как в своих, так и своих коллег (Б.Е. Захава, Н.П. Акимов, А.Д. Попов, Б.В. Щукин, И.М. Рапопорт). В 1928 году он совместно с А.М. Лобановым создал свою Студию. Затем был организатором и художественным руководителем четырех Армянских студий, ставил в Узбекской студии и других театрах Москвы.

В 1939 году стал главным режиссером Театра им. Евгения Вахтангова. Начало его руководства пришлось на тяжелые времена для страны. Только два года перед войной были относительно спокойными. Театр выпустил «Ревизора» Б. Захавы, «Фельдмаршала Кутузова» Н. Охлопкова, «Перед заходом солнца» А. Ремизовой и «Маскарада» в постановке А. Тутышкина, премьера которого состоялась 21 июня 1941 года накануне начала войны.

В одну из первых бомбежек в здание театра попала бомба. Среди погибших оказался один из лучших актеров театра — Василий Куза. Здание было сильно разрушено, уничтожены многие декорации. Эвакуировать вахтанговцев решили в Омск.

Омский период остался в истории Вахтанговского театра как один из самых ярких периодов в его творческой биографии. С ноября 1941 года по август 1943 года на омской сцене три раза в неделю шли спектакли Омского театра, четыре раза — Московского театра имени Евгения Вахтангова. Этот факт положил начало многолетней дружбе двух театров.

В Омске появился принятый в театр Алексей Дикий, бывший актер и режиссер МХАТ-2, арестованный в 1937-м. После ссылки он был приглашен Рубеном Симоновым в театр и к февралю уже готовил выпуск «Олеко Дундича» А. Ржешевского и М. Каца. Премьеру «Олеко Дундича» показали 22 февраля 1942 года. Главную роль играл Р.Н. Симонов, получивший за нее Сталинскую премию I степени.

Вслед за «Дундичем» к годовщине начала войны Дикий выпустил премьеру пьесы Константина Симонова «Русские люди» с Е. Коровиной и А. А6рикосовым в главных ролях.

6 ноября показали премьеру «Фронта» А. Корнейчука. Такая пьеса так была нужна в тяжелые времена неудач нашей армии, что печаталась из номера в номер в газете «Правда».  Рубен Николаевич поставил спектакль в стиле страстной дискуссии о роли личности в военное время, и эту дискуссию вели великолепные актеры А. Дикий и Б. Бабочкин.

Н. Охлопков репетировал «Сирано де Бержерака» Э. Ростана. Премьеру показали 20 ноября. И вновь в центре ее была великолепная пара: Р. Симонов и Ц. Мансурова.

Вахтанговская молодежь играла веселые комедии: весной 1943-го вышли сначала «Слуга двух господ» К. Гольдони в постановке А. Тутышкина, а затем музыкальный «Синий платочек» В. Катаева, поставленный М. Сидоркиным.

Предвоенные  годы пополнили вахтанговскую труппу новыми прекрасными актерами: пришли Л. Целиковская, Л. Пашкова, Н. Гриценко, А. Казанская, Ю. Любимов, В. Осенев, В. Шлезингер, В. Этуш, Г. Жуковская, Е. Измайлова, В. Дугин, А. Граве, Е. Коровина, Е. Федоров. В Омске Рубен Николаевич взял в труппу талантливого артиста С. Лукьянова и дал ему главную роль в спектакле «Слуга двух господ».

В эвакуации Р.Н. Симонов начал репетировать музыкальный спектакль-оперетту «Мадемуазель Нитуш» Ф. Эрве. Этот спектакль о рождении актрисы, о влюбленности в Театр, романтически приподнятый и блистательно сыгранный актерами Г. Пашковой, А. Горюновым, В. Осеневым, Е. Понсовой, был своеобразной «Принцессой Турандот» для своего времени. Премьеру сыграли в Москве в 1944 году в помещении ТЮЗа.

Летом 1943 года, после Курской битвы, стало ясно, что пора возвращаться в Москву.

Кроме того, в феврале 1942 г. был образован Фронтовой филиал театра. Он вместе с 1-м и 2-м Украинскими фронтами прошел весь боевой путь от Ржева до Берлина. К 70-летию Великой Победы, в 2015 году, впервые были опубликованы фронтовые дневники актеров «Вахтанговский фронтовой театр». Книга проиллюстрирована подлинными фотографиями с места событий.

Идет спектакль
Фронтовой филиал (1942-1945)

Первым спектаклем послевоенного сезона была стихотворная трагедия В. Соловьева «Великий государь» в постановке Б. Захавы и оформлении В. Фаворского.

Закрывали сезон 1945/46 года одной из самых неожиданных постановок в репертуаре вахтанговского театра — «Электрой» Софокла в постановке Е. Гардт и оформлении архитектора Г. Гольца и знаменитого скульптора В. Мухиной.

В 1946 году вышло постановление ЦК ВКП(б) «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению». Теперь театры обязаны были ежегодно ставить как минимум два-три «новых высококачественных в идейном и художественном отношении спектакля на современные советские темы». Любимый вахтанговцами лирико-комедийный репертуар оказывался практически под запретом.

Самой прославленной «антикапиталистической» постановкой театра стал «Заговор обреченных» Н. Вирты — о борьбе с фашистским заговором в некоем вымышленном европейском государстве. Спектакль 1949 года получил Сталинскую премию.

Любопытно, что эти «задавленные» годы принесли вахтанговцам настоящий успех — мелодраму «Седая девушка» китайских драматургов Хэ Цзинчжи и Дин Ни. Сергей Герасимов поставил у вахтанговцев современную легенду (времен антияпонской войны Китая) изысканно, почти строго, в тонко стилизованных декорациях Рындина. Замечательно играла главную роль Г. Пашкова.

Еще в 1951 году возобновили «Егора Булычова», сошедшего с афиши после смерти Щукина. Теперь Захава ввел на главную роль Сергея Лукьянова. И весь спектакль, где каждый эпизод, как в былые годы, был отлично сделан, со многими прежними исполнителями: Е. Алексеевой, Д. Андреевой, Н. Русиновой, В. Кольцовым и прекрасной новой Шуркой — озорной, дерзкой, умной Г. Пашковой — получился живым и значительным.

1954 год начали с восстановления не шедшего после ареста Глазунова спектакля «Перед заходом солнца». Теперь в центре спектакля А. Ремизовой был Михаил Астангов.

В том же году к ноябрьским праздникам Рубен Симонов восстановил «Человека с ружьем». Ленина теперь играл Н. Плотников.

Тогда же, весной 1954 года, вышла не самая значительная, но, может быть, самая счастливая постановка театра за прошедшие годы: молодой Евгений Симонов, сын главного режиссера, поставил сказку С. Маршака «Горя бояться — счастья не видать», где Р. Симонов играл роль царя.

Это была уже третья постановка Симонова-младшего. Придя в театр, он привел с собой своих ровесников и после своей первой постановки — «Летнего дня» (в 1950 году), шекспировские «Два веронца» 1952 года вывели на сцену всю молодежь театра: Ю. Любимова и Н. Тимофеева, А. Гунченко и А. Парфаньяк, Ю. Яковлева, В. Этуша и М. Грекова.

Пожалуй, в пятидесятые годы вахтанговская труппа была самой сильной в Москве. Сформирована она была только из выпускников собственного училища — лучшего в столице.

С конца сороковых до начала шестидесятых один за другим из училища в труппу пришел весь тот цвет актерской молодежи, что потом назвали по аналогии со Вторым поколением МХАТа — Вторым поколением вахтанговского театра. В сорок восьмом пришел Евгений Симонов, на следующий год — его однокурсница Юлия Борисова, в пятидесятом — Михаил Ульянов, в пятьдесят втором — Юрий Яковлев, в пятьдесят восьмом — Василий Лановой, в шестьдесят первом — Людмила Максакова. Постарше были появившиеся немного раньше Лариса Пашкова и Николай Гриценко, вернувшиеся с войны Владимир Этуш и Максим Греков, но их тоже относили к знаменитому Второму поколению, расцветшему с «оттепелью». В те же годы пришли А. Кацынский, А. Гунченко, А. Парфаньяк, Н. Тимофеев, М. Дадыко, Г. Дунц, Г. Абрикосов, Е. Добронравова, Н. Нехлопоченко, Т. Коптева, за ними — В. Шалевич, Е. Райкина, А. Петерсон, Ю. Волынцев. Все они после училища проходили свою актерскую школу уже в театре, прежде всего — в спектаклях А. И. Ремизовой.

Благодаря Александре Ремизовой в репертуаре театра появились имена Достоевского и Чехова.

В 1958 году А. И. Ремизова поставила один из своих лучших спектаклей «Идиот» (в инсценировке Ю. Олеши по одноименному произведению Ф. М. Достоевского). Это было серьезное, не поверхностное прочтение романа Достоевского. В роли Князя Мышкина — Николай Гриценко, Настасьи Филипповны — Юлия Борисова, Рогожина — Михаил Ульянов. В спектакле также играли: Л. Целиковская, Е. Алексеева, Н. Пажитнов, В. Покровский, А. Дугин, А. Граве.

В 1960 году был поставлен чеховский «Платонов» («Пьеса без названия»), пьеса, которую редко ставили. Эта роль позволила Ю. Яковлеву раскрыться как трагическому актеру благодаря проницательности А.И. Ремизовой.

Рубен Симонов настолько любил музыку, что в театре шутили, будто и «Живой труп» в 1962 году он поставил только ради цыганского пения: на каждый спектакль специально из Ленинграда приезжал гитарист-виртуоз С. Сорокин. В «Живом трупе» прелестна была совсем юная Л. Максакова, игравшая Машу. Роль Протасова исполнил Н. Гриценко, его жену Елизавету Андреевну сыграла Л. Целиковская.

23 декабря 1956 года вышла премьера «Филумены Мартурано» Эдуардо де Филиппо в постановке Евгения Симонова с Ц. Л. Мансуровой и Р. Н. Симоновым в главных ролях. Оформлял спектакль М. Сарьян. Это был спектакль, далекий от бытовой итальянской комедии, о романтической истории поздней любви. На сцене стояли два красивых человека, с юмором, южным темпераментом.

В 1957 году Евгений Симонов поставил свой третий молодежный спектакль — «Город на заре». «Город на заре» во многом предварял будущую знаменитую «Иркутскую историю». В центре его была молодежь: открытый и энергичный Костя Белоус (М. Ульянов), страстная, порывистая Оксана (Л. Пашкова), доверчивый, беспомощный, но внутренне твердый Веня Альтман (Ю. Яковлев), смешной и трогательный мечтатель Зяблик (М. Греков играл ту же роль 17 лет назад в Арбузовской студии).

В январе 1958-го Захава выпускает «Гамлета» с Михаилом Астанговым в главной роли.

1959 год дал финальный аккорд «колхозной» комедии конца сороковых — «Стряпуху» А. Софронова, пользовавшуюся такой искренней и простодушной симпатией зрителей, что Софронов написал продолжение, и через два года «Стряпуха замужем» снова собирала полные залы.

Под новый, 1960 год, Евгений Симонов поставил спектакль знаменитый и замечательный — пьесу А. Арбузова «Иркутская история» с великолепным актерским ансамблем: М. Ульянов, Ю. Борисова, Н. Плотников и Е. Коровина. Автор посвятил ее Юлии Борисовой. Режиссер опоэтизировал тему труда, и несмотря на то, что в первом акте герой погибает, душа Сергея продолжает жить рядом с Варей. В спектакле не было ничего фальшивого, потому что Е. Симонову удалось соблюсти такт и вывести на первый план романтизм труда.

Сезон 1960/61 года начался премьерой комедии «Дамы и гусары» А. Фредро в постановке А. Ремизовой. Этот остроумный музыкальный спектакль восходил к водевильной традиции «Льва Гурыча Синичкина».

Евгению Симонову еще в 1962 году было предложено возглавить Малый театр, но и от постановок в родном театре он не отказывался. Его режиссерской удачей стала «Западня» (поставленная в 1965 году вместе с В. Шлезингером) — инсценировка по роману Э. Золя.

В 1963 году, к столетию со дня рождения К. С. Станиславского и восьмидесятилетию Е. Б. Вахтангова, Р. Н. Симонов возобновил «Принцессу Турандот». На этот раз в ней играли не ученики, как когда-то, а великолепные, всеми признанные актеры: Ю. Борисова — капризная, надменная принцесса, В. Лановой — красавец Калаф, Л. Максакова — страстная Адельма, Е. Райкина — наивная Зелима. Были живы еще ученики Вахтангова, исполнители «Принцессы Турандот» 1922 года (А. Орочко, Ц. Мансурова, А. Ремизова, Ю. Завадский, И. Толчанов и др.), и они передавали свой опыт молодым коллегам. Театр им. Евгения Вахтангова ездил с этим спектаклем в страны соцблока и Западной Европы. Спектакль был поставлен по мизансценам Е.Б. Вахтангова, была сохранена сценография И.И. Нивинского с добавлением современных деталей — на панораме изобразили Московский университет на Ленинских горах.

В 1965 году Р. Симонов выпустил премьеру «Диона» — близкую к политическому памфлету комедию Леонида Зорина, а в 1966 году «Конармию» по мотивам рассказов И. Бабеля и стихам В. Маяковского. Артисты (М. Ульянов, Н. Гриценко, Ю. Яковлев, Л. Максакова, Г. Пашкова, Г. Абрикосов) играли истово, темпераментно с невероятной отдачей. И несмотря на трагизм истории, в спектакле было много юмора и лирики.

В недолгом, обманчивом и опасном благополучии шестидесятых годов прекрасные актеры были надежной опорой для театра. Это время дало два спектакля-дуэта, трезво встречавших новое время: «Двое на качелях» У. Гибсона (постановка Д. Андреевой) и «Варшавская мелодия» Л. Зорина (последняя постановка Рубена Симонова). Юлия Борисова и Михаил Ульянов в режиссуре Рубена Симонова великим дуэтом «спели» эту Варшавскую мелодию о драматической любви, которая была тесно связана со сложным послевоенным временем.

В середине шестидесятых Вахтанговский Театр снова стал моден, попасть туда было трудно. Зрители любили оформленный Акимовым спектакль Ремизовой «Миллионерша» Б. Шоу — ее играли часто, в течение почти пятнадцати лет.

К концу 1968 года А. Ремизова выпустила премьеру комедии А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Это была последняя работа Николая Акимова-художника, он так и не успел увидеть на сцене своего оформления. Спектакль был любим зрителями и получил Государственную премию. Здесь был особенный Глумов (Ю. Яковлев) — философ, который смотрит в будущее.

Одним из любимых, долго державшихся в репертуаре спектаклей явился и мольеровский «Мещанин во дворянстве» — смешной, милый, радостный — в постановке В. Шлезингера.

Читать далее cвернуть


ЕВГЕНИЙ РУБЕНОВИЧ СИМОНОВ
Главный режиссер театра (1969–1987)

Евгений Симонов – вахтанговец по имени и по рождению. Его отец – Рубен Николаевич Симонов, студиец, актер и режиссер Вахтанговского театра, ученик и соратник Вахтангова, в честь которого Рубен Симонов назвал своего сына. Его мать, Елена Михайловна Берсенева, была актрисой этого же Театра. С детства Женю Симонова окружали вахтанговцы. В четыре года вместе с родителями он переехал в кооперативный дом Театра в Левшинском переулке, 8. В доме Симоновых, открытом, хлебосольном, бывал весь цвет московской интеллигенции, актеры, режиссеры, поэты, музыканты, художники, архитекторы, ученые, государственные деятели и, конечно, вахтанговцы.

В 1941 году Евгений Симонов с родителями уехал с Театром в эвакуацию в Омск. Коллектив продолжал репетировать и играть спектакли, а он, закончивший музыкальную школу, работал аккомпаниатором. Там, в эвакуации, проходил Евгений Симонов свои университеты, сидя на репетициях А. Дикого, Н. Охлопкова, своего отца Р. Симонова, который с 1939 года руководил Театром. Неудивительно, что, вернувшись в Москву, Евгений Симонов поступил в Театральное училище имени Б. Щукина, на курс В. Львовой. В 1947 году он получил диплом актера, но выбрал другой путь – режиссуру. Его первыми шагами на этом поприще еще в студенческую пору были самостоятельные отрывки, капустники, студенческие праздники.

В 1950 году Евгений Симонов поставил свой первый спектакль в Театре Вахтангова – комедию Ц. Солодаря «Летний день». А потом были шекспировские «Два веронца» (1952) и пьеса-сказка «Горя бояться – счастья не видать» С. Маршака (1954). Эти спектакли, сделанные с выдумкой и юмором, понравились и публике, и актерам, и критикам.

«Филумена Мартурано», поставленная Е. Симоновым в 1956 г. с Ц. Мансуровой и Р. Симоновым в главных ролях, стала серьезной заявкой на режиссерскую зрелость. Автор пьесы Э. де Филиппо во время визита в Москву сказал, что он писал бытовую драму в духе неореализма, а увидел поэтический спектакль о рождении настоящей любви.

Но подлинным «прорывом» стала постановка Евгением Симоновым пьес А. Арбузова «Город на заре» (1957) и «Иркутская история» (1959). Особый язык и способ мышления автора – поэтический, возвышенный, оказался близким молодому режиссеру. В этих спектаклях уверенно заявило о себе новое, второе поколение вахтанговцев. Во главе с режиссером и явным лидером Евгением Симоновым, бывшие сокурсники, товарищи студенческих лет обрели свой голос, рассказали о себе и своих сверстниках. Это были Ю. Борисова, М. Ульянов, Ю. Яковлев, В. Лановой, В. Шалевич, М. Греков, Л. Пашкова, А. Кацынский, Е. Федоров и другие. Еще одной заметной постановкой Е. Симонова того периода стали «Маленькие трагедии» А. Пушкина.

В 1962 году Е. Симонов был назначен на должность главного режиссера Малого театра, где проработал семь лет. Ставил пьесы А. Арбузова, А. Корнейчука, С. Маршака, А. Софронова. И русскую классику: «Горе от ума» А. Грибоедова, инсценировку тургеневского романа «Отцы и дети». Одновременно репетировал и в Вахтанговском театре, с которым никогда не терял связи. В 1968 году Е. Симонов поставил там «Дети солнца» М. Горького, собрав замечательный актерский ансамбль: В. Лановой, Г. и Л. Пашковы, А. Кацынский.

В декабре 1968 года умер Рубен Николаевич, и в январе 1969 года Е.Р. Симонов становится главным режиссером Театра имени Евг. Вахтангова. 70-е годы ХХ века в Вахтанговском театре вполне благополучны. Собирали полные залы спектакли, поставленные Р. Симоновым, А. Ремизовой, В. Шлезингером. Евгений Рубенович с успехом работал с лучшими современными авторами – А. Арбузовым, Л. Зориным, И. Дворецким, Р. Ибрагимбековым, А. Мишариным, Г. Баклановым… Обращался к классике – для Ю. Борисовой, М. Ульянова, В. Ланового поставил «Антония и Клеопатру» У. Шекспира. Предложил интересное решение пьесы А. Чехова «Леший». К 30-летию Победы в репертуаре Вахтанговского вновь появился «Фронт» А. Корнейчука, впервые поставленный Р. Симоновым в 1942 году. В версии 1975 года Е. Симонов подчеркнул драматизм фигуры Горлова, остро, гротескно сыгранного М. Ульяновым. Е. Симонов ставил и эпические революционные пьесы, например, «Гибель эскадры» А. Корнейчука, и лирическую «Молодость театра» А. Гладкова о первых театральных шагах вахтанговцев, и озорные «Старинные русские водевили».

Евгений Симонов на посту руководителя Вахтанговского театра заботился об актерах и репертуаре в целом. В Театре появился мало кому известный тогда режиссер Р. Виктюк, который поставил «Анну Каренину» с Л. Максаковой в главной роли. Спектакль надолго украсил афишу театра. Вахтанговцы работали с самыми разными мастерами сцены – режиссером из Югославии М. Беловичем, с А. Ковальчиком из Польши, с А. Мамбетовым и Р. Капланяном из союзных республик.

Евгений Симонов был романтиком. Музыка, поэзия, юмор и импровизация пронизывали его творчество. Он мечтал о поэтическом театре. В середине 80-х годов ХХ века в воздухе ощущались грядущие социальные перемены, но для Е. Симонова театр всегда был особым местом, где творится иной, прекрасный мир благородных и возвышенных чувств, поэзии и фантазии. Евгений Рубенович задумывает и осуществляет поэтическую трилогию: «Мистерия-буфф» В. Маяковского, «Роза и крест» А. Блока и «Три возраста Казановы» по пьесам М. Цветаевой, когда-то тесно связанной с вахтанговской студией.

Острая публицистичность, популярная в те годы, не была близка дарованию Е. Симонова. А лирическая проникновенная интонация его последних работ не совпадала с общественными настроениями. В 1987 году в Театре произошла смена руководства – художественным руководителем был избран Михаил Ульянов.

Евгений Симонов много времени и сил посвятил преподаванию. Он заведовал кафедрой режиссуры в Театральном училище им. Б. Щукина, вел актерскую мастерскую во ВГИКе и Высшие театральные курсы в ГИТИСе. С разными актерскими курсами выпускал спектакли. Ставил в столицах республик и городах СССР, за рубежом.

Евгений Симонов – автор нескольких поэтических пьес.

Евгений Рубенович мечтал о своем театре. Выпуск Щукинского училища 1988 года (актерско-режиссерский курс Е. Симонова) обрел статус московского Театра-Студии им. Рубена Симонова под руководством Е. Симонова, получил здание в Калошином переулке на Арбате. К сожалению, Е.Симонов проработал в своем театре всего пять лет и не успел осуществить свои замыслы.

В 2015 году, в год юбилея своего основателя, Театр имени Рубена Симонова был передан Вахтанговскому театру для создания на его базе филиала, экспериментальной площадки, на которой будут реализованы идеи Евгения Симонова о сценическом симбиозе театра, музыки и поэзии.

 

Читать далее cвернуть


МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ УЛЬЯНОВ
Художественный руководитель театра (1987–2007)

Принимая театр, М. А. Ульянов сказал, что он, во-первых: никогда сам не будет ставить спектаклей, во-вторых: не будет сокращать труппу, поскольку прожил здесь всю жизнь и не хочет «крови», в-третьих: будет приглашать крупных режиссеров и драматургов. Вскоре в штат Вахтанговского Театра  были приняты три известных режиссера: Петр Фоменко, Роман Виктюк и Аркадий Кац. Михаилу Александровичу на посту художественного руководителя театр обязан своей целостностью, потому что в сложные годы рубежа эпох он сумел сохранить труппу и репертуар.

Первой премьерой после ухода Симонова стал «Кабанчик». Для постановки пьесы В. Розова был приглашен рижский режиссер Адольф Шапиро.

К концу 1987 года состоялась премьера «Брестского мира» М. Шатрова — документальной пьесы, пролежавшей без движения двадцать пять лет. И в новой редакции эта пьеса была полуправдой, но казалась очень смелой: впервые на сцене появились такие персонажи, как Троцкий (В. Лановой) и Бухарин (А. Филиппенко). Грузинский режиссер Роберт Стуруа ставил спектакль об одиночестве Ленина среди, который пытался немедленно закончить войну, но не находил поддержки у единомышленников. Многое в жестком, аскетичном спектакле Стуруа оказалось снято еще действовавшей театральной цензурой, но когда под трагическую музыку Гии Канчели знаменитые революционеры в черных пальто, точно вороны, выходили из глубины сцены — становилось страшно.

Вахтанговцам в эти годы важны были не только новые режиссеры, новые темы, но и новая острота содержания спектаклей.

В этом ряду, стала постановка комедии Э. Скриба «Стакан воды», задуманная как бенефис великого актера Юрия Яковлева — красочный спектакль Александра Белинского, оформленный Иосифом Сумбаташвили. Юлия Борисова неожиданно сыграла королеву Анну трогательно наивной. Людмила Максакова в роли герцогини Мальборо стала вулканической женщиной-генералом, а поручика Мешема Максим Суханов представил простаком в костюме гвардейца. Персонаж Юрия Яковлева, виконт Болинброк, нес в себе загадку, иронию и природный аристократизм.

В театр из училища пришла молодежь. В восьмидесятых: С. Маковецкий, О. Чиповская, А. Рыщенков, В. Симонов, М. Семаков, Е. Князев, Е. Сотникова, М. Васьков, О. Гаврилюк. За ними: М. Суханов, Ю. Рутберг, М. Есипенко, Л. Вележева, Н. Молева.

В 1989 году Гарий Черняховский перенес на большую сцену свою студенческую постановку «Зойкина квартира», заменив часть исполнителей. Тогда обратили внимание на М. Суханова — Аметистова — умного, неунывающего и талантливого авантюриста . В роли Зойки заметным стал дебют Юлии Рутберг.

В 1989 году в Театр имени Евгения Вахтангова пришел Роман Виктюк. Впервые он появился здесь еще в 1983-м, поставив «Анну Каренину» по Л. Толстому. В инсценировке М. Рощина главной стала тема любви трех благородных людей, которые не смогли перешагнуть через муки совести. Главное в спектакле — разрушение мира, физическое и нравственное: «Жизнь наша связана, и связана не людьми, а Богом. Разорвать эту связь может только преступление».

Существенной работой Романа Виктюка стали «Уроки мастера» Д. Паунелла на сюжет из советской истории. В черно-белом пространстве художника В. Боера героями политического фарса выступили Сталин, Жданов, Прокофьев и Шостакович. Ульянов играл Сталина бесстрашно: на резких переходах, с грубостью, жестокостью, тяжелой физиологичностью и трагическим нервом. Жданова, сочетавшего прямое подхалимство и наглое чувство независимости, изворотливость и циничную откровенность, А. Филиппенко играл эксцентрично. Возникала фигура мелкого беса, инквизитора с ухватками уголовника. В Прокофьеве, которого играл Ю. Яковлев, был страх и, как писал критик А. Свободин, стремление сохранить достоинство русского интеллигента в обстоятельствах, когда это невозможно. Шостакович Сергея Маковецкого казался совсем юным (эта роль стала настоящим открытием молодого актера, хотя он не первый раз появлялся на вахтанговской сцене).

В 1990 году Виктюк поставил английскую мелодраму «Дама без камелий» вновь с Людмилой Максаковой в главной роли.

Роман Виктюк поставил здесь еще два спектакля — «Соборяне» по роману Н. Лескова (Михаил Ульянов в блистательной роли  протоирея Туберозова) и «Я тебя больше не знаю, милый»  по комедии А. де Бенедетти.  В спектакле сложился замечательный актерский ансамбль: Л. Максакова и С. Маковецкий, Ю. Рутберг и молодая М. Аронова.  Впервые главную роль сыграл Е. Шифрин.

В марте 1991 года Аркадий Кац выпустил «Мартовские иды» по роману в письмах Т. Уайлдера. Эта постановка рассказывала о Цезаре (которого сыграл М. Ульянов) в его последние дни. В спектакле играли: Ю. Борисова, И. Купченко, М. Есипенко, В. Иванов.

П.Н. Фоменко впервые стал сотрудничать с Театром им. Вахтангова в 1988 году, и это стало событием в театральной жизни Москвы. Первая постановка —«Дело» А. Сухово-Кобылина. Затем на вахтанговской сцене появилась постановка Петра Фоменко «Государь ты наш, батюшка…» — сцены из пьесы Горенштейна о Петре I «Детоубийца». Следующий спектакль «Без вины виноватые» А. Островского по единодушному мнению прессы стал лучшим московским спектаклем сезона 1992/93 года. С этим спектаклем вахтанговцы объехал половину Европы, были в США и получили Государственную премию РФ. А в 1996 г. вышел его спектакль «Пиковая дама», в сценическом пространстве которого было разлито «счастье медленного чтения».

Вышедшую через год пьесу Д. Килти «Милый лжец» сыграли: Ю. Борисова (Стела Патрик Кемпбелл) и В. Лановой (Бернард Шоу). И пространство для «милого лжеца» и исполнителей Адольф Шапиро выбрал точно, в игре Борисовой сквозь чужую судьбу проступает своя: актерская ненасытность таланта, трезвый, острый ум и горечь уходящих лет. Бернард Шоу у Ланового не столько писатель парадоксального и блестящего ума, сколько человек театра — с актерским озорством и режиссерским упрямством, с готовностью безоглядно влюбиться, чем-то увлечься и оказаться беззащитным.

В 90-е годы в труппу Театра Вахтангова влились новые силы: М. Аронова, Ю. Красков, Н. Гришаева, А. Дубровская, О. Макаров, П. Сафонов, О. Тумайкина, А. Завьялов, О. Лопухов.

В 2000-е годы М. А. Ульяновым в Театр были привлечены режиссеры: Владимир Мирзоев («Сирано де Бержерак», «Лир», «Дон Жуан и Сганарель»), Сергей Яшин («Посвящение Еве»), Григорий Дитятковский («Король- Олень»), Римас Туминас («Ревизор»), Александр Горбань («За двумя зайцами»), Дмитрий Петрунь («Чулимск прошлым летом»), Михаил Бычков («Королева красоты»).

Много ставили и режиссеры — вахтанговцы: В. Иванов («Царская охота», «Дядюшкин сон», «Мадемуазель Нитуш», «Правдивейшая легендаодного квартала»), В. Шалевич («Али-Баба и сорок разбойников»), Ю. Шлыков («Собака на сене»), П. Сафонов («Чайка», «Калигула», «Глубокое синее море»).

26 марта 2007 года Михаил Александрович Ульянов ушел из жизни.

Читать далее cвернуть


РИМАС ВЛАДИМИРОВИЧ ТУМИНАС
Художественный руководитель театра (с 2007 года — н.в.)

В начале сезона 2007–2008 гг. Вахтанговский театр возглавил Римас Туминас в должности художественного руководителя. Его пригласил на этот ответственный пост еще при жизни Михаил Александрович Ульянов, увидев в нем своего приемника, личность талантливую, неординарную, близкую по духу. Туминас позволил себе возглавить театр только спустя полгода после ухода Михаила Александровича, выполняя просьбу своего великого предшественника.

Новый руководитель не сразу приступил к репетициям, смотрел репертуарные спектакли, а т.к. в то время большая часть труппы актеров была свободна, он предложил им выбрать режиссуру и драматургию для внеплановой работы, что было воспринято с энтузиазмом. Через полгода состоялся показ нескольких работ и, хотя ни одна из них не вошла в репертуар, Туминас увидел творческий потенциал артистов и подробно обсудил с ними достоинства и недостатки этого опыта. Акция оказалась в дальнейшем чрезвычайно полезной.

Для своего дебюта Римас Туминас выбрал одну из сложнейших пьес У. Шекспира – «Троил и Крессида», где нет главных ролей. Расчет был в создании спектакля, основным достоинством которого стало существование актеров в едином ансамбле, что удалось режиссеру и объединило участников разных возрастных категорий. Это был первый спектакль  художественного руководителя театра Римаса Туминаса.

В 2008 году, неожиданно для всех, Римас Туминас пригласил режиссера-балетмейстера Анжелику Холину на постановку спектакля «Берег женщин». Это был эксперимент, так как впервые в основе спектакля лежала не драматургия, а музыка (сюжетной основой стали песни Марлен Дитрих), а смысл прочитывался в пластике, жесте, танце, энергетике, не выраженной в слове. Актеры разных поколений освоили непривычную стилистику и победили, открыв в себе новые творческие возможности. Спектакль непривычного жанра очень понравился зрителям, а Анжелика Холина, развивая новое направление, впоследствии выпустила в Вахтанговском театре еще несколько спектаклей: «Анна Каренина» (по роману Л.Н. Толстого), «Отелло» по пьесе У. Шекспира и романтический хореографический спектакль «Мужчины и женщины, или Сценарии, по которым живут люди» (2015).

2008 год был отмечен вторым спектаклем Туминаса по пьесам Ф. Бордона и Г. Мюллера «Последние луны», взывающим зрителя к милосердию, которое герои этих пьес не проявляют к своим старым родителям. В главных ролях – В. Лановой и И. Купченко.

Римаса Туминаса называют одним из самых «русских» литовских режиссеров. Выпускник ГИТИСа, ученик А.В. Эфроса и А.А. Гончарова, он неоднократно обращался к русской классике, ставил Лермонтова, Чехова, Гоголя. Не случайно, свой вильнюсский Малый драматический театр Туминас открывал «Вишневым садом» А. Чехова.

Спектакль «Дядя Ваня» Римас Туминас выпустил в Вахтанговском театре в 2009 году в канун 150-летия со дня рождения А.П. Чехова, буквально взорвал театральную Москву. Это была победа режиссера Римаса Туминаса и победа Вахтанговского театра. Актерское исполнение С. Маковецкого, В. Симонова, В. Вдовиченкова, Е. Крегжде, Л. Максаковой и др. было замечательным. Спектаклю аплодировали зрители многих городов России, а также Литвы, Польши, Эстонии, Латвии, Украины, Белоруссии, Чехии, Греции, Турции, Израиля, Великобритании, Швейцарии, Испании, Италии, Франции, США, Канады… Лауреат многих престижных театральных премий, «Дядя Ваня» был признан лучшим спектаклем России 2011 года. В этом спектакле сошлось все: неординарное мышление режиссера и мастерство актеров, и сценография Адомаса Яцовскиса, и музыка Фаустаса Латенаса.

В следующем, 2010 году, Римас Туминас повторил на сцене Театра им. Евгения Вахтангова свой вильнюсский «Маскарад» М. Лермонтова, который привозил в Москву ранее.  А годом позже он поставил «Ветер шумит в тополях» по пьесе Ж. Сиблейраса с прекрасным актерским ансамблем – М. Суханов, В. Вдовиченков и В. Симонов.

И, наконец, к 90-летию театра (13 ноября 2011 года), художественный руководитель придумал необычный спектакль, чтобы избежать традиционных юбилейных торжеств. Он воздает дань уважения ведущим артистам театра, всю свою жизнь посвятившим одной сцене – Вахтанговской, корифеям, тем, кто строил театр, кто прославлял его. В этом спектакле – композиции из сцен разных пьес, эпох и авторов, у каждого свое соло – Юлии Борисовой, Людмилы Максаковой, Владимира Этуша, Юрия Яковлева, Василия Ланового, Вячеслава Шалевича, Галины Коноваловой, Ирины Купченко, Евгения Князева. Их партнерами стала вся труппа театра. «Пристань» – спектакль в память о тех, кто сегодня не с нами, в нем любовь, талант, уважение к прошлому и вера в будущее.

В предъюбилейном сезоне Римас Туминас обратился к труппе с предложением: ищите пьесы, режиссеров, репетируйте, пробуйте, ошибайтесь, побеждайте. И его услышали. Из самостоятельных работ выросли замечательные спектакли, вошедшие в репертуар театра: «Прощальные гастроли» Ю. Эдлиса в постановке актера и режиссер Олега Форостенко, «Медея» Ануя и «Крик лангусты» Дж. Марелла – режиссер Михаил Цитриняк, а позднее – «Гроза» А.Н. Островского в постановке молодого режиссера Уланбека Баялиева.

В 2012 году Римас Туминас основывает Первую студию Вахтанговского театра. В ее работе принимают участие студенты различных театральных вузов. Спектакли играют в бывшем общежитии, где оборудована сцена с небольшим количеством зрительских мест. Студия стала звеном между ВУЗом, малой и большой сценами Вахтанговского театра.

В 92-м сезоне Туминас выпустил спектакль по роману А.С. Пушкина «Евгений Онегин», премьера которого состоялась 13 февраля 2013 года. В ролях: Сергей Маковецкий, Виктор Добронравов, Владимир Вдовиченков, Владимир Симонов, Олег Макаров, Василий Симонов, Евгения Крегжде, Юлия Борисова, Ольга Лерман, Юлия Борисова, Ирина Купченко, Людмила Максакова и др. Римас Туминас строит спектакль полифонично, музыкально, жёстко и эмоционально, пытаясь проникнуть в сущность русской души, понять неподдающийся анализу русский характер. Идя навстречу друг к другу, Татьяна и Евгений обязательно пройдут мимо, так несоприкасаемы их души в понятии любви, достоинства, духовности. В их невстрече – горькая закономерность несовместимости. Спектакль и его создатели отмечены многими престижными театральными премиями. Практически после первых месяцев сценической жизни Вахтанговский «Евгений Онегин» начал большое мировое турне.

7 марта 2014 года в Театре имени Евгения Вахтангова состоялась премьера спектакля «Улыбнись нам, Господи» Г. Кановича в постановке Римаса Туминаса. Его соавторами стали художник – Адомас Яцовскис и композитор – Фаустас Латенас. Пьесу-притчу по роману литовского писателя, живущего в Израиле, Григория Кановича инсценировал  Туминас. С прославленными артистами – Сергеем Маковецким, Владимиром Симоновым, Виктором Сухоруковым, Евгением Князевым, Алексеем Гуськовым, Юлией Рутберг, Григорием Антипенко, Виктором Добронравовым и др. режиссер заново пересказал языком поэтического театра, казалось бы, совсем бытовую историю, но восходящую к притче, пронизанную большой любовью к Человеку.

Юбилейный 95-й сезон (2015-2016) Вахтанговцы открывали на Новой сцене, построенной в помещении, примыкающем к историческому зданию театра (Арбат, 24). Честь открытия Новой сцены была отдана спектаклю «Минетти» по пьесе Т. Бернхарда в постановке Римаса Туминаса. В заглавной роли выступил народный артист России Владимир Симонов. Празднование открытия продолжил «Парад премьер Новой сцены».

А в октябре 2016 года в новом здании театра открылась ещё одна сценическая площадка, получившая название «АРТ-КАФЕ», предназначенная для проведения творческих вечеров, поэтических чтений, выступлений оркестра Вахтанговского театра, сольных концертов и представлений приглашенных мастеров различных исполнительских жанров.

Летом 2016 года на сцене древнейшего амфитеатра Эпидавра состоялась премьера античной трагедии Софокла «Царь Эдип» (совместного проекта Вахтанговского театра и Национального театра Греции) в постановке Римаса Туминаса в рамках программы культурных мероприятий перекрёстного 2016 года России и Греции. Его московская премьера на сцене Театра имени Евгения Вахтангова состоялась 12 ноября 2016 года.

В ноябре 2017 года, Театр имени Рубена Симонова был реорганизован и присоединен к Театру Вахтангова. Новое сценическое пространство – Симоновская сцена с двумя зрительными залами («Камерный» и «Амфитеатр»), по замыслу художественного руководителя, предназначено для спектаклей в основе которых выдающиеся произведения мировой литературы, поставленные студийцами-режиссерами, выпускниками режиссерского факультета Театрального института имени Бориса Щукина. Одним словом, экспериментальная сцена.

В сентябре 2018 года на должность главного режиссера Театра имени Евгения Вахтангова вступил Юрий Бутусов, приняв предложение Римаса Туминаса. Его первым спектаклем в новой должности стал «Пер Гюнт» по драме Г. Ибсена. А художественный руководитель в это время выпустил «Фальшивую ноту» по пьесе Дидье Карона.

В Вахтанговском театре с одобрения Р. Туминаса ставят спектакли  прославленные мастера режиссуры — Юрий Любимов («Бесы»), Юрий Бутусов («Мера за меру», «Бег», «Пер Гюнт»), Владимир Мирзоев («Сирано де Бержерак», «Принцесса Ивонна», «Безумный день, или Женитьба Фигаро»),  Владимир Иванов («Царская охота», «Дядюшкин сон», «Мадемуазель Нитуш», «Люди как люди», «Матренин двор», «Тихая моя родина…», «Обычное дело», «Кот в сапогах», «Возьмите зонт, мадам Готье!»), Михаил Цитриняк («Медея», «Игры одиноких», «Крик лангусты», «Соломенная шляпка»), Владимир Агеев («Пелеас и Мелисанда»), Александр Коручеков («Ревнивая к себе самой», «Питер Пэн», «Горячее сердце»), Сильвиу Пуркарете («Мнимый больной»), Лука де Фуско («Суббота, воскресенье, понедельник»), Джорджо Сангати («Новая квартира») и талантливая молодежь — Уланбек Баялиев («Гроза»), Гульназ Балпеисова, Владимир Бельдиян, Анатолий Шульев, Хуго Эрикссен («Стефан Цвейг. Новеллы»), Екатерина Симонова («Дневник Анны Франк»).

Вахтанговцы успешно гастролируют в России (Санкт-Петербург, Воронеж, Нижний Новгород, Новосибирск, Калининград, Улан-Удэ и др.) и за рубежом (Киев,  Минск, Тбилиси, Вильнюс, Рига, Таллин, Варшава,Иерусалим, Мадрид, Афины, Гавана, Лондон, Париж, Нью-Йорк, Берлин и др.) Гастроли зачастую связаны с участием в престижных международных театральных фестивалях.

Читать далее cвернуть