История

В конце 1913 года группа молодых московских студентов организовала Студенческую драматическую студию. Во всех высших учебных заведениях Москвы появилось объявление, приглашающее студентов и курсисток записываться в члены новой организации. В объявлении было указано, что «занятиями Студии будут руководить артисты Московского Художественного Театра», и что от каждого поступающего в Студию требуется: «а) серьезное идейное отношение к делу и б) полное подчинение дисциплине Студии».

Руководить Студией согласился Евгений Богратионович Вахтангов, тридцатилетний актер и режиссер Художественного театра, уже составивший себе репутацию лучшего педагога по «системе» Станиславского.

Поступавшие не подвергались пока никакому театральному испытанию. Они экзаменовались лишь со стороны своих «личных качеств». «Любительщине» была объявлена решительная война.

Вахтангов мечтал о своем театре, маленьком и уютном, где «Милые лица. Добрые глаза. Трепетные чувства. Все друг другу друзья. Нежно, осторожно подходим к душе каждого. Честные и любящие. Чувствующие святость. Ничего грубого. Ничего резкого».

Так создалась группа студенческой молодежи, если и не блещущая артистическими дарованиями, то, по крайней мере, состоящая из серьезных молодых людей, безусловно, культурных, любящих большое настоящее искусство.

Вахтангов любил самый процесс творческой работы, а не ее результат… Этому же он учил и своих учеников: «практический результат придет сам собой», — говорил Вахтангов, и его ученики целиком отдавались творческим радостям сегодняшней репетиции, сегодняшнего урока, сегодняшних исканий.

13 сентября 1920 года Студия Е.Б. Вахтангова была принята в семью Художественного театра под именем его Третьей студии. А 13 ноября 1921 года состоялась премьера спектакля «Чудо святого Антония» Метерлинка, поставленного Е.Б. Вахтанговым – этот день стал Днем рождения театра.

Уже в начале 1922 г. Москва бурно рукоплескала успеху спектакля «Принцесса Турандот» К. Гоцци, выдающегося явления театрального искусства ХХ столетия. Веселый, солнечный, праздничный спектакль, поставленный смертельно больным Вахтанговым в холодном и голодном 1922 году, утверждал жизнь, любовь, добро.

К.С. Станиславский высоко ценил творчество своего ученика. В обращении к составу «Принцессы Турандот» после окончания премьерного спектакля он сказал: «За двадцать три года существования Художественного театра таких побед было немного. Вы нашли то, что так долго искали многие театры». Спектакль «Принцесса Турандот» стал в известной степени школой актерского мастерства для всех поколений вахтанговских актеров.

«Нет праздника – нет спектакля», – говорил Вахтангов. Девиз, вынесенный в заголовок его знаменитой статьи «С художника спросится!», стал определяющим для всей творческой жизни Театра имени Евгения Вахтангова.

Евгений Вахтангов не создал системы, подобно К.С. Станиславскому, он и не мог ее создать, ибо система – это итог, завершение. Вахтангов, опираясь на систему Станиславского преподал начало, которое не имеет и не может иметь завершения, ибо суть вахтанговского начала – это познание через человека-актера гармонии, где самое яркое явление – живой человек – творец.

Когда мы говорим о «вахтанговском» в искусстве, мы соприкасаемся с тайной, которую Вахтангов унес с собой, лишь чуть приоткрыв ее. Эту тайну будут бесконечно разгадывать, и поэтому Вахтангов всегда будет современен.

Читать далее cвернуть


ЕВГЕНИЙ БОГРАТИОНОВИЧ ВАХТАНГОВ
(1913–1922)

История Театра имени Евгения Вахтангова началась задолго до его рождения. В конце 1913 года группа совсем молодых московских студентов организовала Студенческую драматическую студию, решив заниматься театральным искусством по системе Станиславского. Руководить занятиями согласился Евгений Богратионович Вахтангов, тридцатилетний актер и режиссер Художественного театра, уже составивший себе репутацию лучшего педагога по «системе» Станиславского.

Начать решили сразу со спектакля — выбрали пьесу Бориса Зайцева «Усадьба Ланиных», написанную в мягких, чеховских тонах. Помещения своего у Студии не было, собирались каждый день в новом месте: то в крошечной комнатке студиек, то в снятой на один вечер гостиной какой-нибудь частной квартиры. Все казалось романтичным. Спустя три месяца, 26 марта 1914 года, «Усадьбу Ланиных» играли в Охотничьем клубе.

Спектакль Вахтангов поставил в «сукнах» — это становилось модным тогда, да и денег на специальное оформление не было. Купили выкрашенную в серо-зеленый цвет дешевую мешковину, несколько горшков с бутафорской сиренью изображали террасу. Чтобы сильнее ощущалась прелесть весны, надушили всю сцену одеколоном «Сирень». Играли, впрочем, неуверенно, робко, некоторых исполнителей просто не было слышно. Но неудачи своей счастливые актеры даже не заметили — отправились в ресторан отмечать премьеру, потом вместе с Вахтанговым всю ночь бродили по Москве, а утром, купив свежие газеты, хохотали над разгромными рецензиями.

После такого позора дирекция Художественного театра запретила Вахтангову какую-либо работу на стороне, и Студия решила «уйти в подполье». Осенью 1914 года Студия уже обосновалась в небольшой квартире в Мансуровском переулке на Остоженке (тогда и стали называть ее — «Мансуровской»).

Связь Вахтангова со Студией была подобна любви — с ревностью, бесконечным выяснением отношений, нетерпимостью, трагическим разрывом и новым соединением. Самым страшным днем для него был тот, когда в 1919 году из Студии ушли двенадцать одаренных студийцев. Вахтангов был убит, ведь это уже был его дом.

С 1917 года, выйдя из «подполья», бывшая Мансуровская стала называться «Московская драматическая студия Е. Б. Вахтангова». Пришла молодежь из других студий, объявили прием на первый курс школы — так появились Борис Щукин и Цецилия Мансурова, за ними — Рубен Симонов, Александра Ремизова, Мария Синельникова, Елизавета Алексеева.

Репетиции продолжались. Восстановили в новом составе показанное еще в 1918 году «Чудо святого Антония» Метерлинка, летом Вахтангов поставил чеховскую «Свадьбу».

13 сентября 1920 года Студия Е. Б. Вахтангова была принята в семью Художественного театра под именем его Третьей студии. 29 января 1921 года показали премьеру второго варианта «Чуда святого Антония».

13 ноября 1921 года, открылся постоянный театр Третьей студии МХТ по адресу: «Арбат, 26» (там, где Театр имени Евгения Вахтангова находится и сегодня). Особняк Берга Студия выхлопотала для себя еще предыдущим летом и за прошедшее время сделала в нем основательный ремонт. В честь открытия давали «Чудо святого Антония». Этот день и стали считать днем рождения Вахтанговского театра.

В ночь с двадцать третьего на двадцать четвертое февраля 1922 года, шла последняя репетиция «Принцессы Турандот». Вахтангов репетировал в меховой шубе, с головой, обернутой мокрым полотенцем, его бил озноб. Он сам устанавливал свет, заставлял актеров долго выстаивать в одной и той же мизансцене. В четыре часа ночи собрал всех и скомандовал: «Вся пьеса — от начала до конца!»

Вернувшись под утро домой, лег и больше уже не вставал. 31 мая Вахтангова хоронили — гроб с его телом ученики и друзья несли на руках от Студии до Новодевичьего кладбища.

Читать далее cвернуть


НАСЛЕДНИКИ (1922—1939)

После смерти Вахтангова многие гадали, выживет ли без него Студия. Третьего сентября 1922 года был избран новый художественный совет, в который вошли: Завадский, Захава, Тураев, Котлубай, Орочко, Толчанов, Ляуданская, Елагина, Глазунов и Басов.

Один за другим ученики Вахтангова стали пробовать свои силы в режиссуре.

Началом самостоятельной жизни Студии стал режиссерский дебют Бориса Захавы (премьера прошла 8 марта 1923 года). Он поставил комедию А. Н. Островского «Правда — хорошо, а счастье лучше», с некоторой робостью назвав ее «студийной», то есть ученической, работой. Спектакль был по-школьному поверхностным, и, хотя в нем было много смешных трюков, ни публика, ни критика его по-настоящему не полюбили. Неудача первого спектакля накалила обстановку в Студии.

Чтобы создать устойчивую атмосферу, В. И. Немирович-Данченко назначил директором Третьей студии тридцатилетнего Юрия Завадского, который казался Владимиру Ивановичу «наиболее заметной фигурой для общественного мнения».

Его постановка гоголевской «Женитьбы» стала второй премьерой Студии после Вахтангова. Разгром спектакля, из-за которого его пришлось очень скоро снять с репертуара, лишь усугубил сложные взаимоотношения в Студии. После долгих обсуждений Завадскому пришлось оставить пост директора.

Именно в это, критическое для вахтанговцев время, на горизонте появился Алексей Попов — давний товарищ Вахтангова по Первой студии МХТ. Впрочем, и над Поповым стояло коллективное руководство театра.

Первой его постановкой стали «Комедии Мериме», состоящие из четырех маленьких пародийных пьес цикла «Театр Клары Газуль». Поклонники с готовностью объявили этот спектакль продолжением линии «Турандот».

Следующую премьеру вахтанговцев — по старинному водевилю Д. Ленского «Лев Гурыч Синичкин» (первую большую работу Рубена Николаевича Симонова) — ожидали в декабре. И снова все заметили, что многое в новом спектакле шло от «Турандот», от ее легкой и праздничной игры, от старой сказки, лукаво оглянувшейся на современность.

XII съезд РКП(б) в резолюции по вопросам пропаганды, печати и агитации потребовал революционного репертуара. От постановки «Дядюшкиного сна», задуманной еще Евгением Вахтанговым и Михаилом Чеховым, Попову пришлось отказаться.

Пьеса о революции нужна была непременно, и Попов остановился на инсценировке повести Лидии Сейфуллиной «Виринея».

«Виринея» оказалась практически первой в знаменитой плеяде московских «революционных» спектаклей. Первой и неожиданной. В годы, когда форма была изобретательна, эксцентрична и ярка, Попов поставил спектакль ясный, сдержанный и простой.

Следующий сезон, 1926/27 года, открылся премьерой «Зойкиной квартиры» М. Булгакова. Актеры в этом спектакле были великолепны: Мансурова — Зойка с дьявольски поднятой вверх бровью; Симонов — увертливый авантюрист Аметистов; Толчанов — ссохшийся, страшный китаец Ган-дза-лин; Горюнов — коварный Херувим.

Сезон 1927/28 года дал два идеологически важных спектакля: «Барсуки» – первая заметная режиссерская работа Бориса Захавы. и «Разлом» в постановке Алексея Попова.

НЭП доживал последние дни. С весны 1928 года все настойчивее звучат руководящие упоминания о «внутренних врагах». Вахтанговцы в это время выпускали спектакль «На крови» (постановка Рубена Симонова)— авантюрную хронику о распаде эсеровского террора времен первой русской революции.

«Заговор чувств» — оригинальную инсценировку своей знаменитой повести «Зависть» — Юрий Олеша сделал специально по просьбе театра. В психологических хитросплетениях этой парадоксальной и двусмысленной пьесы бились тоска по уходящим «индивидуальным» чувствам (любви, ревности, зависти) и ужас перед уверенным наступлением грандиозной «фабрики-кухни». Спектакль был поставлен Алексеем Поповым. По театральности, яркости, ритму «Заговор чувств» был признан лучшей постановкой сезона 1928/29 года, а Алексей Попов — лучшим режиссером.

В марте 1930-го вышел «Авангард» В. Катаева — последняя постановка Попова в этом театре и первая его полная неудача. Отношения Попова с руководством театра осложнились настолько, что дальнейшая совместная работа становилась для него невозможной.

12 мая 1930 года в «Литературной газете» появилась заметка: «Ввиду расхождения по вопросам художественно-идеологического руководства из состава Театра им. Вахтангова выбыл режиссер Алексей Попов».

Еще до своего ухода Попов начал работать над пьесой-очерком «Темп», первом опыте молодого журналиста Николая Погодина. В 1930-м, уходя, он оставил «Темп» вахтанговцам. Постановку осуществляла уже целая режиссерская коллегия: О. Басов, К. Миронов, А. Орочко, Б. Щукин и художник С. Исаков. Спектакль этот всегда числился важным свершением в жизни театра.

В апреле 1932 года постановлением ЦК ВКП (б) «О перестройке литературно-художественных организаций» были ликвидированы многочисленные группы, школы и объединения во всех видах искусства. Вот-вот развернется и кампания против «формализма». Именно в такой обстановке появляется у вахтанговцев дерзкий акимовский «Гамлет». Постановщиками «Гамлета» официально числилась целая режиссерская коллегия: П. Антокольский, Б. Захава, И. Рапопорт, Р. Симонов, Б. Щукин. Но фактически постановщиком, как и художником, спектакля был один человек — Николай Акимов, и в историю этот спектакль вошел именно как акимовский.

«Гамлет» шел около года, а потом был снят. Нужен был выразительный пример «формализма» — именно этот ярлык акимовскому спектаклю в итоге и приклеили.

Сезон 1932/33 года был самым удачным за все тридцатые годы. Он принес «Егора Булычева» и «Интервенцию».

Пьесу «Егор Булычев и другие» Горького в постановке Бориса Захавы оформлял впервые приглашенный к вахтанговцам Владимир Дмитриев — художник, способный к замечательным перевоплощениям, каждый раз новый. Отдавая должное слаженному и стройному актерскому ансамблю, ясности и зрелости режиссуры, все говорили в первую очередь об игре Щукина — Булычева, не раз называя ее гениальной.

Вторым спектаклем в этом сезоне была «Интервенция» Л. Славина, поставленная Р.Н. Симоновым в сотрудничестве с И.М. Толчановым.

Так в сезоне 1932/33 года театр дал два значительных спектакля, тем самым представив как бы две линии своего развития — блестящую, нарядную театральность, которую принято было считать заветом Вахтангова, и более строгую, склонную к психологизму, реалистическую манеру. Два этих спорящих направления осуществлялись одними и теми же актерами и жили в театре вместе до тех пор, пока под одной крышей работали два ученика Вахтангова — Рубен Симонов и Борис Захава.

Сезон 1935/36 года вахтанговцы начали пьесой А. Афиногенова «Далекое» в постановке И. Толчанова и оформлении И. Рабиновича. «Далекое» — новый шаг к утверждению реалистического театра, — замечали критики. Это было важной похвалой. В январе наступившего 1936-го начался последний этап борьбы с формализмом.

Первый спектакль сезона 1936/37 года — «Много шума из ничего» в постановке И. Рапопорта – был средоточием того, что называли «вахтанговским началом» в его легком, живом, комедийно-ироничном повороте.

Судьба последней вахтанговской премьеры в этом сезоне была эхом трагических событий 1937 года. В. Куза с помощью Б. Щукина ставил пьесу В. Киршона «Большой день». Пьеса была, как называли тогда, «оборонной», на тему: «если завтра война…». Играли в ней лучшие актеры театра: Б. Щукин, О. Глазунов, И. Толчанов, Б. Шухмин. Но вскоре после премьеры, вышедшей 13 апреля, Киршон, бывший глава и идеолог РАППа, тридцатипятилетний писатель-функционер, был исключен из партии, из Союза писателей, затем арестован и меньше чем через год расстрелян. Спектакль, немедленно разгромленный критикой, сняли с репертуара.

Осенью 1937 года торжественно отмечали двадцатилетие советской власти. Все театры готовили постановки к этой дате, и неутомимый В. Куза, заперев в комнате Погодина, буквально сидел над ним «с палкой», требуя закончить в срок «Человека с ружьем». Одновременно начиналась Лениниана и в кино: М. Ромм снимал фильм «Ленин в Октябре», где так же, как и у вахтанговцев, Ленина должен был сыграть Борис Щукин.

Художник В. Дмитриев выстроил длинный коридор из самой глубины сцены, и Ленин шел энергичной, стремительной походкой издалека, зажав в руке газету и о чем-то думая, прямо на зал. Дружно ахнув, зрители в едином порыве встали, овации заглушили первую реплику Шадрина: «Уважаемый, где бы тут чайку мне?». Щукину приходилось по нескольку минут ждать, пока стихнут аплодисменты, чтобы ответить солдату.

Дальнейший путь Театра Вахтангова становился все более смутным. Творческая радость пришла с неожиданной стороны. А. Тутышкин поставил с молодежью внеплановую, по сути, учебную работу — водевиль Э. Лабиша «Соломенная шляпка», и этот веселый, музыкальный спектакль оказался таким удачным, что был включен в репертуар.

Читать далее cвернуть


РУБЕН НИКОЛАЕВИЧ СИМОНОВ
Главный режиссер театра (1939–1968)

В 1939 году главным режиссером театра был назначен Рубен Николаевич Симонов. Многие годы после смерти Вахтангова он работал рядом и наравне с Борисом Евгеньевичем Захавой. Теперь период коллективного руководства кончился. Личность руководителя многое определила в дальнейшем пути театра.

Первой постановкой 1939/40 года стал гоголевский «Ревизор», поставленный Б. Захавой при участии А. Ремизовой. Роль Городничего репетировал Борис Щукин, но 7 октября перед генеральной репетицией Щукин умер. Эта потеря была самой тяжелой для театра после Вахтангова.

В 1939 году театр принял к постановке трагедию с стихах В. Соловьева «Фельдмаршал Кутузов». Для постановки пригласили Н. Охлопкова. Хорош в этом спектакле был мудрый, ироничный Кутузов, сыгранный М. Державиным. А. Горюнов, сыгравший Наполеона, поражал внешним сходством с французским императором.

В феврале 1941 г. А. И. Ремизова, ученица Вахтангова и первая исполнительница роли Зелимы в «Принцессе Турандот» поставила спектакль «Перед заходом солнца» Г. Гауптмана. Глубокая психологическая разработка характеров, острое чувство стиля автора, точное ощущение возможностей актеров — отличительные черты творческого почерка Ремизовой — достаточно отчетливо проявились в первой ее самостоятельной работе.

Последним предвоенным спектаклем стал лермонтовский «Маскарад» — премьера его была показана буквально накануне войны — 21 июня 1941 г. (постановка А. Тутышкина).

В одну из первых бомбежек в здание театра попала бомба. Среди погибших оказался один из лучших актеров театра — Василий Куза. Здание было сильно разрушено, уничтожены многие декорации. Эвакуировать вахтанговцев решили в Омск.

14 октября, спешно собравшись за сутки, отправились на восток. Взяли собой старшекурсников Щукинского училища, официально оформив их как членов семей артистов. Предупредить всех об отъезде не успели — Н. Плотникову пришлось добираться самому. Глазунов (его настоящая фамилия была Глазнек, его считали немцем, хотя он был латыш), тоже не успевший уехать с театром, был вскоре арестован.

Омский период остался в истории Вахтанговского театра как один из самых ярких периодов в его творческой биографии. С ноября 1941 года по август 1943 года на омской сцене три раза в неделю шли спектакли Омского театра, четыре раза — Московского театра имени Евгения Вахтангова. Этот факт положил начало многолетней дружбе двух театров.

В Омске появился принятый в театр Алексей Дикий, бывший актер и режиссер МХАТ-2, арестованный в 1937-м. После ссылки он был приглашен Рубеном Симоновым в театр и к февралю уже готовил выпуск «Олеко Дундича» А. Ржешевского и М. Каца. Премьеру «Олеко Дундича» показали 22 февраля 1942 года.

Перед первой омской премьерой отправилась на фронт бригада вахтанговских артистов, художественным руководителем которой была Анна Орочко, а директором – Исайя Спектор. Среди режиссеров и актеров этой бригады были А. Ремизова, А. Габович, И. Соловьев, В. Васильева, А. Граве, А. Котрелев, Т. Блажина, А. Данилович, В. Данчева, А. Лебедев. Фронтовой филиал театра прошел с действующей армией до самого Берлина, в Москву он вернулся лишь в июне 1945 года.

Идет спектакль…

Вслед за «Дундичем» к годовщине начала войны Дикий выпустил премьеру пьесы Константина Симонова «Русские люди» с Е. Коровиной и А. А6рикосовым в главных ролях.

6 ноября показали премьеру «Фронта» А. Корнейчука. Пьеса впрямую про войну была необходима и театру, и зрителям. Армия отступала, ждали спектакля, поднимающего боевой дух.

Н. Охлопков репетировал «Сирано де Бержерака» Э. Ростана. Премьеру показали 20 ноября. И вновь в центре ее была великолепная пара: Симонов и Мансурова.

19 ноября 1942 года началось наступление наших войск под Сталинградом. Ужас бесконечных поражений закончился. Напряжение первых военных лет, заставлявшее людей сбиваться вместе, поддерживая друг друга, отпустило.

Вахтанговская молодежь репетировала веселые комедии: весной 1943-го вышли сначала «Слуга двух господ» К. Гольдони в постановке А. Тутышкина, а затем музыкальный «Синий платочек» В. Катаева, поставленный М. Сидоркиным.

Предвоенные и военные годы пополнили вахтанговскую труппу новыми прекрасными актерами: пришли Л. Целиковская, Л. Пашкова, Н. Гриценко А. Казанская, Ю. Любимов, В. Осенев, В. Шлезингер, В. Этуш, Г. Жуковская, Е. Измайлова, В. Дугин, А. Граве, Е. Коровина, Е. Федоров.

Летом, после Курской битвы, стало ясно, что пора возвращаться в Москву.

Первым спектаклем послевоенного сезона была стихотворная трагедия В. Соловьева «Великий государь» в постановке Б. Захавы и оформлении В. Фаворского.

Закрывали сезон 1945/46 года одной из самых неожиданных постановок в репертуаре вахтанговского театра — «Электрой» Софокла в постановке Е. Гардт и оформлении архитектора Г. Гольца и знаменитого скульптора В. Мухиной.

В августе 1946-го вышло постановление ЦК ВКП(б) «О журналах „Звезда» и „Ленинград””, осуждающее «дух низкопоклонства перед современной буржуазной культурой Запада». Вслед за этим последовало постановление «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению». Теперь театры обязаны были ежегодно ставить как минимум два-три «новых высококачественных в идейном и художественном отношении спектакля на современные советские темы». Любимый вахтанговцами лирико-комедийный репертуар практически оказывался под запретом.

В обстановке пустого и бессмысленного репертуара, отупляющего театральную мысль и растренировывающего актеров, тяжеловатая реалистическая основательность постановок Бориса Захавы давала театру иллюзию серьезной работы. Его «Молодую гвардию» Театр Вахтангова выпускал в 1948 году, вслед монументальной охлопковской версии.

Самой прославленной «антикапиталистической» постановкой театра стал «Заговор обреченных» Н. Вирты — о борьбе с фашистским заговором в некоем вымышленном европейском государстве.

Любопытно, что эти «задавленные» годы принесли вахтанговцам настоящий успех — мелодраму «Седая девушка» китайских драматургов Хэ Цзинчжи и Дин Ни. Сергей Герасимов поставил у вахтанговцев современную легенду (времен антияпонской войны Китая) изысканно, почти строго, в тонко стилизованных декорациях Рындина.

Еще в 1951 году возобновили «Егора Булычова», сошедшего с афиши после смерти Щукина. Теперь Захава ввел на главную роль Сергея Лукьянова. И весь спектакль, где каждый эпизод, как в былые годы, был отлично сделан, со многими прежними исполнителями: Е. Алексеевой, Д. Андреевой, Н. Русиновой, В. Кольцовым и прекрасной новой Шуркой — озорной, дерзкой, умной Г. Пашковой — стал живым и значительным.

1954 год начали с восстановления не шедшего после ареста Глазунова спектакля «Перед заходом солнца». Теперь в центре спектакля А. Ремизовой был Михаил Астангов.

В том же году к ноябрьским праздникам Рубен Симонов восстановил «Человека с ружьем». Ленина теперь играл Н. Плотников.

Тогда же, весной 1954 года, вышла не самая значительная, но, может быть, самая счастливая постановка театра за прошедшие годы: молодой Евгений Симонов, сын главного режиссера, поставил сказку С. Маршака «Горя бояться — счастья не видать».

Это была уже третья постановка Симонова-младшего. Придя в театр, он привел с собой своих ровесников и после своей первой постановки — «Летнего дня» (в 1950 году), шекспировские «Два веронца» 1952 года вывели на сцену всю молодежь театраЮ. Любимова и Н. Тимофеева, А. Гунченко и А. Парфаньяк, В. Этуша и М. Грекова.

Пожалуй, в пятидесятые годы вахтанговская труппа была самой сильной в Москве. Сформирована она была только из выпускников собственного училища — лучшего в столице.

С конца сороковых до начала шестидесятых один за другим из училища в труппу пришел весь тот цвет актерской молодежи, что потом назвали по аналогии со Вторым поколением МХАТа — Вторым поколением вахтанговского театра. В сорок восьмом пришел Евгений Симонов, на следующий год — его однокурсница Юлия Борисова, в пятидесятом — Михаил Ульянов, в пятьдесят втором — Юрий Яковлев, в пятьдесят восьмом — Василий Лановой, в шестьдесят первом — Л.юдмила Максакова. Постарше были появившиеся немного раньше Лариса Пашкова и Николай Гриценко, вернувшиеся с войны Владимир Этуш и Михаил Греков, но их тоже относили к знаменитому Второму поколению, расцветшему с «оттепелью». В те же годы пришли А. Кацынский, А. Гунченко, А. Парфаньяк, Н. Тимофеев, М. Дадыко, Г. Дунц, Г. Абрикосов, Е. Добронравова, Н. Нехлопоченко, Т. Коптева, за ними — В. Шалевич, Е. Райкина, А. Петерсон, Ю. Волынцев. Все они после училища проходили свою актерскую школу уже в театре, прежде всего — в спектаклях А. И. Ремизовой.

Благодаря Александре Ремизовой в репертуаре театра появились имена Достоевского и Чехова.

В 1958 году А. И. Ремизова поставила один из своих лучших спектаклей «Идиот» (в инсценировке Ю. Олеши по одноименному произведению Ф. М. Достоевского). Это было серьезное, не поверхностное прочтение романа Достоевского. В роли Князя Мышкина — Николай Гриценко, Настасьи Филипповны — Юлия Борисова, Рогожина — Михаил Ульянов. В спектакле также играли: Л. Целиковская, Е. Алексеева, Н. Пажитнов, В. Покровский, А. Дугин, А. Граве.

В 1960 году был поставлен чеховский «Платонов» («Пьеса без названия»).

Спектакль по Горькому «Фома Гордеев», который Р. Н. Симонов выпустил в 1956 году, открыл в роли Фомы молодого Григория Абрикосова.

Рубен Симонов настолько любил музыку, что в театре шутили, будто и «Живой труп» в 1962 году он поставил только ради цыганского пения: на каждый спектакль специально из Ленинграда приезжал гитарист-виртуоз С. Сорокин. В «Живом трупе» прелестна была совсем юная Л. Максакова, игравшая Машу.

23 декабря 1956 года вышла премьера «Филумены Мартурано» Эдуардо де Филиппо в постановке Евгения Симонова с Ц. Л. Мансуровой и Р. Н. Симоновым в главных ролях. Оформлял спектакль М. Сарьян.

В 1957 году Евгений Симонов поставил свой третий молодежный спектакль — «Город на заре». «Город на заре» во многом предварял будущую знаменитую «Иркутскую историю». В центре его была молодежь: открытый и энергичный Костя Белоус (М. Ульянов), страстная, порывистая Оксана (Л. Пашкова), доверчивый, беспомощный, но внутренне твердый Веня Альтман (Ю. Яковлев), смешной и трогательный мечтатель Зяблик (М. Греков играл ту же роль 17 лет назад в Арбузовской студии).

В январе 1958-го Захава выпускает «Гамлета» с Михаилом Астанговым в главной роли.

1959 год дал финальный аккорд «колхозной» комедии конца сороковых — «Стряпуху» А. Софронова, пользовавшуюся такой искренней и простодушной симпатией зрителей, что Софронов написал продолжение, и через два года «Стряпуха замужем» снова собирала полные залы.

Под новый, 1960 год, Евгений Симонов поставил спектакль знаменитый и замечательный — пьесу А. Арбузова «Иркутская история». Автор посвятил ее Юлии Борисовой.

Сезон 1960/61 года начался премьерой комедии «Дамы и гусары» А. Фредро в постановке А. Ремизовой. Этот остроумный музыкальный спектакль восходил к водевильной традиции «Льва Гурыча Синичкина».

Евгению Симонову еще в 1962 году было предложено возглавить Малый театр, но и от постановок в родном театре он не отказывался. Его режиссерской удачей стала «Западня» (поставленная в 1965 году вместе с В. Шлезингером) — инсценировка по роману Э. Золя.

В 1963 году, к столетию со дня рождения К. С. Станиславского и восьмидесятилетию Е. Б. Вахтангова, Р. Н. Симонов возобновил «Принцессу Турандот». На этот раз в ней играли не робкие ученики, как когда-то, а великолепные, всеми признанные актеры: Ю. Борисова — капризная, надменная принцесса, В. Лановой — красавец Калаф, Л. Максакова — страстная Адельма, Е. Райкина — наивная Зелима.

В 1965 году Р. Симонов выпустил премьеру «Диона» — близкую к политическому памфлету комедию Леонида Зорина, а в 1966 году «Конармию» по мотивам рассказов И. Бабеля и стихам В. Маяковского.

В недолгом, обманчивом и опасном благополучии шестидесятых годов прекрасные актеры были надежной опорой для театра. Это время дало два спектакля-дуэта, трезво встречавших новое время: «Двое на качелях» У. Гибсона (постановка Д. Андреевой) и «Варшавская мелодия» Л. Зорина (последняя постановка Рубена Симонова).

В середине шестидесятых Вахтанговский Театр снова стал моден, попасть туда было трудно. Зрители любили оформленный Акимовым спектакль Ремизовой «Миллионерша» Б. Шоу — ее играли часто, в течение почти пятнадцати лет.

К концу 1968 года А. Ремизова выпустила премьеру комедии А. Н. Островского «На всякого мудреца довольно простоты». Это была последняя работа Николая Акимова-художника, он так и не успел увидеть на сцене своего оформления. Спектакль был любим зрителями и получил Государственную премию.

Одним из любимых, долго державшихся в репертуаре спектаклей явился и мольеровский «Мещанин во дворянстве» — смешной, милый, радостный — в постановке В. Шлезингера.

Читать далее cвернуть


ЕВГЕНИЙ РУБЕНОВИЧ СИМОНОВ
Главный режиссер театра (1969–1987)

Пятого декабря 1968 года ушел из жизни Рубен Симонов. Руководство Театром предложили взять на себя Евгению Рубеновичу Симонову. Тот ушел из Малого и с января 1969 года официально стал главным режиссером Вахтанговского театра.

С именем Евгения Рубеновича Симонова во многом связан взлет Вахтанговского Театра на рубеже пятидесятых-шестидесятых. Евгений Симонов — человек легкий, веселый и благожелательный, прекрасно знавший поэзию, влюбленный в музыку, увлекательный рассказчик, оратор и фантазер. Симонов был фанатиком идеи поэтического, возвышающего театра, которую, к сожалению, до конца не сумел воплотить.

Е. Р. Симонов руководил Театром имени Евгения Вахтангова почти восемнадцать лет. Регулярно выходили постановки главного режиссера, но жизнь в обласканном и орденоносном коллективе угасала. Симонов пытался ставить что-то «крупное», «важное», но художественного успеха это не приносило.

Однако эти годы стали для театра годами отдельных актерских удач.

Лариса Пашкова в1968 году блестяще сыграла Меланию в горьковских «Детях солнца», поставленных Е.Р. Симоновым.

Настоящий успех ждал Юлию Борисову в 1971 году в симоновском спектакле по Шекспиру «Антоний и Клеопатра».

В хорватской драме «Господа Глембаи» по М. Крлежи (в постановке М. Беловича) блистали актеры: Г. Абрикосов (старик Игнат), Ю. Яковлев (в роли художника Леона), холеную баронессу, циничную и расчетливую, играла Л. Максакова, духовника Зильбельбранта (образ, близкий мольеровскому Тартюфу) играл В. Лановой, зловещего юрисконсульта фирмы — Е. Карельских, циничного Фабрицио — В. Осенев, юного Оливера — В. Иванов.

В спектакле «Великая магия», вышедшем в 1979 году, (второй постановке М. Беловича) было также много актерских удач: Ю. Яковлев играл здесь взрослого ребенка, наивного и смешного любителя пофилософствовать, В. Этуш, игравший «мага» Марвулью поэтом авантюризма, Л. Максакова в роли пленительной и нелепой Дзайры — его жены, и вся семья Ди Спелта (А. Казанская, Е. Добронравова, В. Дугин).

Среди актерских удач В. Ланового можно отметить роли: Протасова в «Детях солнца» в 1968 году, в 1971-м – рвущегося к власти Октавиана из «Антония и Клеопатры» (это стало одной из лучших ролей В. Ланового), в 1975-м – Огнева в спектакле «Фронт».

Для М. Ульянова крупной ролью этих лет явился шекспировский Антоний. В 1979 году своеобразной вариацией этого образа стал Степан Разин по В. Шукшину в собственной постановке Ульянова. Но самой значительной работой М. Ульянова в эти годы стал шекспировский Ричард III в одноименной трагедии, поставленной в 1976 году армянским режиссером Р. Капланяном.

В театр приходили новые актеры. В конеце шестидесятых  И. Купченко, М. Вертинская, В. Малявина, В. Зозулин, Е. Карельских, Ю. Шлыков, А. Павлов, О. Форостенко, Э. Шашкова, Н. Русланова, В. Иванов, А. Галевский вошли в основной репертуар театра.

Публика, как всегда, с удовольствием ходила на комедии. В спектакле «Будьте здоровы» П. Шено (1983) играли легко и изящно Этуш, Васильева, Вертинская, Иванов, Петерсон. В веселых «Старинных русских водевилях» (1980) появилось много вновь пришедшей из училища молодежи: В. Симонов, С. Маковецкий, О. Чиповская, А. Рыщенков; радовали зрителей и «звезды»: В. Лановой, Л. Максакова, Л. Целиковская.

Имели успех у публики «Три возраста Казановы» (1985) по пьесам М. Цветаевой «Приключение» и «Феникс» — романтизированная постановка, последовательно представлявшая молодого Казанову (Е. Князев) и Генриэтту (Е. Сотникова), зрелого Казанову (В. Лановой) и Мими (О. Чиповкая) и старика Казанову (Ю. Яковлев) с юной Франческой (О. Гаврилюк).

На волне перестройки одна за другой стали выходить критические статьи, заново осмысливающие драматическую историю вахтанговцев последних лет. В театре началось подспудное волнение.

Брожение в труппах было знаком времени. Происходило это мучительно, кроваво, надвое разделялся МХАТ, бурлил Театр им. Ермоловой, вскипали страсти вокруг ТЮЗа.

Двадцать пятого сентября 1987 года в вахтанговском театре состоялось общее собрание — расставались с Евгением Симоновым. Уходя, он говорил о том, что родился здесь, что любит всех и ни на кого не держит зла. Настроение было тяжелое, вахтанговцам еще не было понятно, что именно сулит им перемена судьбы. Выбранный художественным руководителем Михаил Ульянов сказал, что уход Симонова — страшный шаг, но время не располагает к милосердию — театру нужен новый путь.

Читать далее cвернуть


МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ УЛЬЯНОВ
Художественный руководитель театра (1987–2007)

Принимая театр, М. А. Ульянов сказал, что он, во-первых: никогда сам не будет ставить спектаклей, во-вторых: не будет сокращать труппу, поскольку прожил здесь всю жизнь и не хочет «крови», в-третьих: будет приглашать крупных режиссеров и драматургов. Вскоре в штат Вахтанговского Театра  были приняты три известных режиссера: Петр Фоменко, Роман Виктюк и Аркадий Кац.

Первой премьерой после ухода Симонова стал «Кабанчик». Для постановки пьесы В. Розова был приглашен известный рижский режиссер Адольф Шапиро.

К концу 1987 года состоялась премьера «Брестского мира» М. Шатрова — документальной пьесы, пролежавшей без движения двадцать пять лет. И в новой редакции эта пьеса была полуправдой, но казалась очень смелой: впервые на сцене появились такие персонажи, как Троцкий (В. Лановой его играл актерствующим позером) и Бухарин (А. Филиппенко). Грузинский режиссер Роберт Стуруа ставил спектакль об одиночестве Ленина среди своих в попытке немедленно закончить войну. М. Ульянов играл Ленина без портретного грима, страстно. Многое в жестком, аскетичном спектакле Стуруа оказалось снято еще действовавшей театральной цензурой, но когда под трагическую музыку Гии Канчели знаменитые революционеры в черных пальто, точно вороны, выходили бандой из глубины сцены — становилось страшно.

Вахтанговцам в эти годы важны были не только новые режиссеры, новые темы, но и новая острота содержания спектаклей.

В этом ряду, стала постановка комедии Э. Скриба «Стакан воды», задуманная как бенефис Юрия Яковлева — красочный спектакль Александра Белинского, оформленный Иосифом Сумбаташвили. Юлия Борисова неожиданно сыграла королеву Анну трогательно наивной дурочкой. Людмила Максакова в роли герцогини Мальборо стала вулканической женщиной-генералом, а поручика Мешема Максим Суханов представил простоватым дурнем в костюме гвардейца.

В театр из училища пришла молодежь. В восьмидесятых: С. Маковецкий, О. Чиповская, А. Рыщенков, В. Симонов, М. Семаков, Е. Князев, Е. Сотникова, М. Васьков, О. Гаврилюк. За ними: М. Суханов, Ю. Рутберг, М. Есипенко, Л. Вележева, Н. Молева.

В 1989 году Гарий Черняховский перенес на большую сцену свою студенческую постановку «Зойкиной квартиры», заменив часть исполнителей. Тогда обратили внимание на М. Суханова — Аметистова — подвижного, неунывающего и вездесущего пошляка-хамелеона. В роли Зойки заметным стал дебют Юлии Рутберг.

В 1989 году в Театр имени Евгения Вахтангова пришел Роман Виктюк. Впервые он появился здесь еще в 1983-м, поставив «Анну Каренину» по Л. Толстому. В инсценировке М. Рощина главной была не история любви, а нравственный сюжет романа. Спектакль обращал внимание масштабностью взятых на себя задач.

В 1990 году Виктюк поставил на вахтанговской сцене английскую мелодраму «Дама без камелий» вновь с Людмилой Максаковой в главной роли.

Существенной работой Романа Виктюка стали «Уроки мастера» Д. Паунелла на сюжет из советской истории. В черно-белом пространстве художника В. Боера героями политического фарса выступили Сталин, Жданов, Прокофьев и Шостакович. Ульянов играл Сталина бесстрашно: на резких переходах, с грубостью, жестокостью, тяжелой физиологичностью и трагическим нервом. Жданова, сочетавшего прямое подхалимство и наглое чувство независимости, изворотливость и циничную откровенность, А. Филиппенко играл эксцентрично. Возникала фигура мелкого беса, инквизитора с ухватками уголовника. В Прокофьеве, которого играл Ю. Яковлев, был страх и, как писал критик А. Свободин, стремление сохранить достоинство русского интеллигента в обстоятельствах, когда это невозможно. Шостакович Сергея Маковецкого казался совсем юным (эта роль стала настоящим открытием молодого актера, хотя он не первый раз появлялся на вахтанговской сцене).

Роман Виктюк поставил здесь и свой самый демократичный спектакль, полный восхищения перед искусством «Я тебя больше не знаю, милый». Постановка дала повод для демонстрации мастерства таких актеров, как Л. Максакова и С. Маковецкий, Ю. Рутберг и молодая М. Аронова.

В марте 1991 года Аркадий Кац выпустил «Мартовские иды» по роману в письмах Т. Уайлдера. Эта постановка рассказывала о Цезаре (которого сыграл М. Ульянов) в его последние дни. В спектакле играли: Ю. Борисова, И. Купченко, М. Есипенко, В. Иванов.

Вслед за «Мартовскими идами» на вахтанговской сцене появилась постановка Петра Фоменко «Государь ты наш, батюшка…» — сцены из пьесы Горенштейна о Петре I «Детоубийца». Фоменко впервые появился в театре еще в 1988 году с постановкой «Дела» А. Сухово-Кобылина. Следующий спектакль в постановке П. Фоменко «Без вины виноватые» А. Островского, по единодушному мнению прессы, стали лучшим московским спектаклем сезона 1992/93 года.

Вышедшую через год пьесу Д. Килти «Милый лжец» сыграли: Ю. Борисова (Стела Патрик Кемпбелл) и В. Лановой (Бернард Шоу). И пространство для «милого лжеца» и исполнителей Адольф Шапиро выбрал точно, в игре Борисовой сквозь чужую судьбу проступает своя: актерская ненасытность таланта, трезвый, острый ум и горечь уходящих лет. Бернард Шоу у Ланового не столько писатель парадоксального и блестящего ума, сколько человек театра — с актерским озорством и режиссерским упрямством, с готовностью безоглядно влюбиться, чем-то увлечься и оказаться беззащитным.

В 90-е годы в труппу Театра Вахтангова влились новые силы: М. Аронова, Ю. Красков, Н. Гришаева, А. Дубровская, О. Макаров, П. Сафонов, О. Тумайкина, А. Завьялов, О. Лопухов.

В последнее десятилетие М. А. Ульяновым в Театр были привлечены режиссеры: Петр Фоменко («Пиковая дама»), Владимир Мирзоев («Сирано де Бержерак», «Лир», «Дон Жуан и Сганарель»), Сергей Яшин («Посвящение Еве»), Григорий Дитятковский («Король- Олень»), Римас Туминас («Ревизор»), Александр Горбань («За двумя зайцами»), Дмитрий Петрунь («Чулимск прошлым летом»), Михаил Бычков («Королева красоты»).

Много ставили и режиссеры — вахтанговцы: В. Иванов («Царская охота», «Дядюшкин сон», «Мадемуазель Нитуш», «Правдивейшая легендаодного квартала»), В. Шалевич («Али-Баба и сорок разбойников»), Ю. Шлыков («Собака на сене»), П. Сафонов («Чайка», «Калигула», «Глубокое синее море»).

26 марта 2007 года Михаил Александрович Ульянов ушел из жизни.

Читать далее cвернуть


РИМАС ВЛАДИМИРОВИЧ ТУМИНАС
Художественный руководитель театра (с 2007 года — н.в.)

В начале сезона 2007–2008 гг. Вахтанговский театр возглавил Римас Туминас в должности художественного руководителя. Его пригласил на этот ответственный пост еще при жизни Михаил Александрович Ульянов, увидев в нем своего приемника, личность талантливую, неординарную, близкую по духу. Туминас позволил себе возглавить театр только спустя полгода после ухода Михаила Александровича, выполняя просьбу своего великого предшественника.

Новый руководитель не сразу приступил к репетициям, смотрел репертуарные спектакли, а т.к. в то время большая часть труппы актеров была свободна, он предложил им выбрать режиссуру и драматургию для внеплановой работы, что было воспринято с энтузиазмом. Через полгода состоялся показ нескольких работ и, хотя ни одна из них не вошла в репертуар, Туминас увидел творческий потенциал артистов и подробно обсудил с ними достоинства и недостатки этого опыта. Акция оказалась в дальнейшем чрезвычайно полезной.

Для своего дебюта Римас Туминас выбрал одну из сложнейших пьес У. Шекспира – «Троил и Крессида», где нет главных ролей. Расчет был в создании спектакля, основным достоинством которого стало существование актеров в едином ансамбле, что удалось режиссеру и объединило участников разных возрастных категорий. Это был первый спектакль и первое признание художественного руководителя театра Римаса Туминаса.

В 2008 году, неожиданно для всех, Римас Туминас пригласил режиссера-балетмейстера Анжелику Холину на постановку спектакля «Берег женщин». Это был эксперимент, так как впервые в основе спектакля лежала не драматургия, а музыка (сюжетной основой стали песни Марлен Дитрих), а смысл прочитывался в пластике, жесте, танце, энергетике, не выраженной в слове. Актеры разных поколений освоили непривычную стилистику и победили, открыв в себе новые творческие возможности. Спектакль непривычного жанра очень понравился зрителям, а Анжелика Холина, развивая новое направление, впоследствии выпустила в Вахтанговском театре еще несколько спектаклей: «Анна Каренина» (по роману Л.Н. Толстого), «Отелло» по пьесе У. Шекспира и романтический хореографический спектакль «Мужчины и женщины, или Сценарии, по которым живут люди» (2015).

В октябре 2008 года на большой сцене театра был показан дипломный спектакль Щукинского училища «Белая акация» (руководитель курса и постановщик – Владимир Иванов), из числа участников которого 16 человек влились в труппу театра, а спектакль на два сезона вошел в репертуарную афишу.

Римаса Туминаса называют одним из самых «русских» литовских режиссеров. Выпускник ГИТИСа, ученик А.В. Эфроса и А.А. Гончарова, он неоднократно обращался к русской классике, ставил Лермонтова, Чехова, Гоголя. Не случайно, свой вильнюсский Малый драматический театр Туминас открывал «Вишневым садом» А. Чехова. Немногие зарубежные режиссеры испытывают столь благоговейный трепет перед русской культурой.

Спектакль «Дядя Ваня» Римас Туминас выпустил в Вахтанговском театре в 2009 году в канун 150-летия со дня рождения А.П. Чехова, буквально взорвал театральную Москву. Это была победа режиссера Римаса Туминаса и победа Вахтанговского театра. Спектаклю аплодировали зрители многих городов России, а также Литвы, Польши, Эстонии, Латвии, Украины, Белоруссии, Чехии, Греции, Турции, Израиля, Великобритании, Швейцарии, Испании, Италии, Франции, США, Канады… Лауреат многих престижных театральных премий, «Дядя Ваня» был признан лучшим спектаклем России 2011 года. В этом спектакле сошлось все: неординарное мышление режиссера и мастерство актеров, и сценография, и музыка.

Спектакль «Пристань», поставленный Римасом Туминасом к 90-летию Театра (13 ноября 2011 года), окончательно завоевал сердца Вахтанговцев всех поколений. Чтобы избежать традиционных юбилейных торжеств, Туминас задумал спектакль «Пристань» дабы воздать должное уважение ведущим артистам театра, всю свою жизнь посвятившим одной сцене – Вахтанговской. Они его строители, слава, корифеи. В этом необычном спектакле – композиции из сцен разных пьес, эпох и авторов, у каждого свое соло – Юлии Борисовой, Людмилы Максаковой, Владимира Этуша, Юрия Яковлева, Василия Ланового, Вячеслава Шалевича, Галины Коноваловой, Ирины Купченко, Евгения Князева. Их партнерами стала вся труппа театра. «Пристань» – спектакль в память о тех, кто сегодня не с нами, в нем любовь, талант, уважение и вера в будущее.

В предъюбилейном сезоне Римас Туминас обратился к труппе с предложением: ищите пьесы, режиссеров, репетируйте, пробуйте, ошибайтесь, побеждайте. И его услышали. Из самостоятельных работ выросли замечательные спектакли, вошедшие в репертуар театра: «Прощальные гастроли» Ю. Эдлиса в постановке актера и режиссер Олега Форостенко, «Медея» Ануя и «Крик лангусты» Дж. Марелла – режиссер Михаил Цитриняк, а позднее – «Гроза» А.Н. Островского в постановке молодого режиссера Уланбека Баялиева.

В 2012 году Римас Туминас основывает Первую студию Вахтанговского театра. В ее работе принимают участие студенты различных театральных вузов. Спектакли играют в бывшем общежитии, где оборудована сцена с небольшим количеством зрительских мест. Студия стала звеном между ВУЗом, малой и большой сценами Вахтанговского театра.

В 92-м сезоне Туминас выпустил спектакль по роману А.С. Пушкина «Евгений Онегин», премьера которого состоялась 13 февраля 2013 года. Спектакль и его создатели отмечены многими престижными театральными премиями. Практически после первых месяцев сценической жизни Вахтанговский «Евгений Онегин» начал большое мировое турне.

В 2013 году вахтанговский режиссер и педагог Щукинского училища Владимир Иванов на основной сцене театра выпускает долгожданный детский спектакль «Кот в сапогах». Миссию создания детского спектакля В.В. Иванов объединил с другой, ставшей традицией: в постановке заняты студенты выпускного курса Театрального училища имени Бориса Щукина. Состав исполнителей обновляется ежегодно, и в каждом сезоне в спектакле участвует новый выпускной курс училища.

7 марта 2014 года в Театре имени Евгения Вахтангова состоялась премьера спектакля «Улыбнись нам, Господи» Г. Кановича в постановке Римаса Туминаса. Его соавторами стали художник – Адомас Яцовскис и композитор – Фаустас Латенас. Пьесу-притчу по роману литовского писателя, живущего в Израиле, Григория Кановича инсценировал  Туминас. С прославленными артистами – Сергеем Маковецким, Владимиром Симоновым, Виктором Сухоруковым, Евгением Князевым, Алексеем Гуськовым, Юлией Рутберг, Григорием Антипенко, Виктором Добронравовым и др. режиссер заново пересказал языком поэтического театра, казалось бы, совсем бытовую историю, но восходящую к притче, пронизанную большой любовью к Человеку.

Юбилейный 95-й сезон (2015-2016) Вахтанговцы открывали на Новой сцене, построенной в помещении, примыкающем к историческому зданию театра (Арбат, 24). Честь открытия Новой сцены была отдана спектаклю «Минетти» по пьесе Т. Бернхарда в постановке Римаса Туминаса. В заглавной роли выступил народный артист России Владимир Симонов. Празднование открытия продолжил «Парад премьер Новой сцены».

А в октябре 2016 года в новом здании театра открылась ещё одна сценическая площадка, получившая название «АРТ-КАФЕ», предназначенная для проведения творческих вечеров, поэтических чтений, выступлений оркестра Вахтанговского театра, сольных концертов и представлений приглашенных мастеров различных исполнительских жанров.

Летом 2016 года на сцене древнейшего амфитеатра Эпидавра состоялась премьера античной трагедии Софокла «Царь Эдип» (совместного проекта Вахтанговского театра и Национального театра Греции) в постановке Римаса Туминаса в рамках программы культурных мероприятий перекрёстного 2016 года России и Греции. Его московская премьера на сцене Театра имени Евгения Вахтангова состоялась 12 ноября 2016 года.

В ноябре 2017 года, Театр имени Рубена Симонова был реорганизован и присоединен к Театру Вахтангова. Новое сценическое пространство – Симоновская сцена с двумя зрительными залами («Камерный» и «Амфитеатр»), по замыслу художественного руководителя, предназначено для спектаклей в основе которых выдающиеся произведения мировой литературы.

В сентябре 2018 года на должность главного режиссера Театра имени Евгения Вахтангова вступил Юрий Бутусов, приняв предложение Римаса Туминаса. Его первым спектаклем в новой должности стал «Пер Гюнт» по драме Г. Ибсена.

В Вахтанговском театре ставят спектакли прославленные мастера режиссуры — Юрий Любимов («Бесы»), Юрий Бутусов («Мера за меру», «Бег», «Пер Гюнт»), Владимир Мирзоев («Сирано де Бержерак», «Принцесса Ивонна», «Безумный день, или Женитьба Фигаро»),  Владимир Иванов («Царская охота», «Дядюшкин сон», «Мадемуазель Нитуш», «Люди как люди», «Матренин двор», «Тихая моя родина…», «Обычное дело», «Кот в сапогах», «Возьмите зонт, мадам Готье!»), Михаил Цитриняк («Медея», «Игры одиноких», «Крик лангусты», «Соломенная шляпка»), Владимир Агеев («Пелеас и Мелисанда»), Александр Коручеков («Ревнивая к себе самой», «Питер Пэн», «Горячее сердце»), Сильвиу Пуркарете («Мнимый больной»), Лука де Фуско («Суббота, воскресенье, понедельник»), Джорджо Сангати («Новая квартира») и талантливая молодежь — Уланбек Баялиев («Гроза»), Гульназ Балпеисова, Владимир Бельдиян, Анатолий Шульев, Хуго Эрикссен («Стефан Цвейг.Новеллы»), Екатерина Симонова («Дневник Анны Франк»).

Вахтанговцы успешно гастролируют в России и за рубежом: Санкт-Петербург, Ярославль, Саратов, Самара, Воронеж, Ростов-на-Дону, Нижний Новгород, Омск, Челябинск, Екатеринбург, Новосибирск, Красноярск, Калининград, Улан-Удэ, Владикавказ, Южно-Сахалинск, Киев, Харьков, Минск, Тбилиси, Вильнюс, Рига, Таллин, Варшава, Торунь, Тель-Авив, Иерусалим, Мадрид, Гданьск, Прага, Пльзень, Афины, Гавана, Лондон, Париж, Нью-Йорк, Бостон, Торонто, Берлин, Сполето… Гастроли зачастую связаны с участием в престижных международных театральных фестивалях.

Читать далее cвернуть