Пробный камень наследства

Софья Липатова, Тихоокеанская звезда от 30 мая 1984

В числе спектаклей, привезенных в Хабаровск на гастроли театром имени Евгения Вахтангова, есть постановка пьесы французского драматурга Пьера Шено «Будьте здоровы». К шедеврам мировой драматургии это произведение не отнесешь, и тем не менее пьеса удостоена премии Тристана Бернара за 1976 год и с успехом идет на сценах более чем пятидесяти стран мира. Хабаровчанам она тоже знакома по спектаклю «Наследники Буасьера» краевого театра драмы. В чем секрет популярности пьесы? Наверное, в том, что Пьер Шено откровенно говорит об, относительности и зыбкости моральных критериев в мире, где торжествуют деньги. При большой амплитуде «раскачивания» сюжета зритель получает поток впечатлений, который только кажется неуправляемым, произвольным, а на самом, деле стремится по руслу, указанному основной мыслью автора: деньги — зло в любых руках. Заработанные пером преуспевающего писателя, чьи бульварные романы продавались «во всех вокзальных киосках», миллионы Стефана Буасьера сами становятся действующим лицом спектакля, ежеминутно напоминая о себе, потому что гротескное, насыщенное иронией и сарказмом действие все время вращается вокруг этих миллионов. За образной системой постановки стоит целостная точно последовательная, хотя и глубоко парадоксальная, идея проверки качеств героев на от века признанных «лакмусовых бумажках»: деньги, слава, власть. Для Людовика Мерикура смерть тестя является спасительной возможностью удержаться на последней грани банкротства. Для профессора, Гаррона его профессиональный престиж и право вести телевизионные передачи по хирургии явно превышают чувство врачебного долга. Наконец, Луиза, экономка Буасьера, прослужившая у него более двадцати лет, чье имя стоит первым среди персонажей спектакля, потому что именно на ней замыкается круг нелепых и почти фантастических событий,- Луиза, ставшая наследницей миллионов, как по мановению волшебной палочки перевоплощается из Луизы в «мадам Соте». Отныне ей дана власть над людьми и вещами, и она намерена распорядиться ими по-своему: выломать паркет Людовика Четырнадцатого и постелить плюшевые дорожки, развести кур и огород на вилле в Каннах, где прежде цвели розы, мимозы и миндаль, а большой дом со спальнями по эскизам Мажорелля заколотить, потому что отопление стоит слишком дорого. Впрочем, в спектакле вахтанговского театра все же не Луиза (заслуженная артистка РСФСР В. И. Васильева), не, профессор Мишель Гаррон (заслуженный артист РСФСР Г. А. Абрикосов), не, дуэт соперниц-наследниц Люси Мерикур и Вивиан Буасьер (артистки А. О. Петерсон и Е. К.  Ивочкина) оказываются в центре событий, а Людовик Мерикур в исполнении народного артиста РСФСР В. А. Этуша, хотя весь ансамбль прекрасно ведет свои роли. Более того, спектакль воспринимается как своего рода бенефис этого замечательного актера истинно вахтанговской школы. Имя Владимира Этуша достаточно хорошо известно по его театральным и экранным работам, чтобы была необходимость перечислять сыгранные им роли. Но я все-таки назову несколько: Эдриан. Блендербленд в «Миллионерше» Бернарда Шоу, иллюзионист Отто Марвулья в «Великой магии» Эдуардо де Филиппо, итальянский портной Джулио Фератера в телевизионном моноспектакле «Голос», людоед-хозяин гостиницы в кинопостановке «Тени» Шварца, Карабас Барабас в «Приключениях Буратино», Саахов в «Кавказской пленнице». И во всех этих работах Этуш, вовсе не злоупотребляя чудесами внешнего преображения, достигает перевоплощения куда более тонкого, куда более сложного. Кажется, что актер никогда не выходит на сцену с заранее готовым результатом, с придуманньм уже ответом, а дает нам возможность, быть сопричастным к процессу внутреннего развития образа. Более того, его герои не только по-разному говорят и ходят по сцене, но и — а это уже большое мастерство! — похоже, что думают по-разному. Обрисовка сценического характера у Этуша отличается яркостью, интенсивностью красок, в его палитре даже серый цвет обладает множеством, оттенков, поэтому характеры, которые он создает, запоминаются с отчетливостью живописных портретов. Вот раздается звонок в дверь, и Людовик Мерикур- Владимир Этуш входит в квартиру своего только что скончавшегося тестя. И сразу же зрители реагируют аплодисментами на его появление, потому что языком одной лишь мизансцены артист умудряется сказать необычайно много: и о том, что Мерикур едва вскочил с постели, и том, что к смерти тестя он скорее всего не причастен (а намеки Луизы уже поселили в нас некоторую детективную настороженность на этот счет), и о том, сколько в нем пробудилось надежд, которые теперь закипают в душе, как долго сдерживаемая лава казалось бы потухшего вулкана. Зритель отчетливо фиксирует эти «протуберанцы» внутреннего состояния героя, проявляющиеся за закрытостью чувств, за нейтральным разговором о телевизионной передаче профессора Гаррона. «Мне уже легче дышать», — говорит Людовик Мерикур через некоторое время, — и мы действительно чувствуем, как он постепенно становится мускульно, и духовно сильнее окружающих: камень свалился с плеч. Но — ненадолго. Стефан Буасьер начинает оживать, чему активнее всех противится, конечно же, Мерикур, для которого смерть тестя — единственная возможность сделать, хорошую мину при плохой игре. «Это нам просто снится»,- утверждает он. «Ты теряешь голову, — говорит он Люси, которая сообщает, что у отца появился пульс. — Ну и что это доказывает? У мертвеца бьется сердце! Вот и всё!» На наших глазах параллельно с комедией воскрешения, происходит драма душевного умирания, спрятанная за всплесками тотальной иронии. Понадобится время, чтобы Мерикур взорвался монологом против общества и против себя. «Деньги! Из-за них мы проводим бессонные ночи. Перед нашими глазами мелькают разноцветные нули, как падающие звезды? Они делют нас надменными, когда они у нас есть, и пресмыкающимися, когда их у нас нет?. Деньги… Вот то гнусное чудовище, которое убивает в нас невинного ребенка, таящего в себе прекрасные надежды, чудовище, опошляющее любовь, и пожирающее наши души! Я ненавижу их!» — кричит Мерикур уже открытым текстом, без иносказаний. Но еще через минуту Владимир Этуш выскажется обреченно, проследив чуть дальше путь своего героя в моральных и внеморальных координатах. «Все же можно было бы сделать ему маленький укольчик!». Он перешагнет через душу маленького Людо, каким был Мерикур в детстве, через его пылкую юношскую потребность бороться на стороне справедливости и окажется на пороге преступления. И если проблема наследования миллионов воспринимается зрителем весьма абстрактно, то эта нравственная сторона темы касается всех. В общем-то все это не ново в театре, сама тема не нова. Та же мысль, выраженная рационально, оставила бы нас равнодушными. Но мысль, пропущенная сквозь сердце артиста, сквозь его эмоциональную природу, обладает огромной впечатляющей силой, и потому рождаются на сцене редкие, но такие драгоценные в искусстве моменты истины. Говоря о том, что Владимир Абрамович Этуш — актер вахтанговской школы, я имела ввиду очень конкретное понятие определенного театрального направления. Все артисты театра имени Вахтангова проходят одну школу — училище им. Б. В. Щукина, но в силу своей индивидуальности каждый конечно, общность сценического языка дает основание говорить о единстве творческого метода. Однако не во всех актерах, а только в некоторых для нас, зрителей, заключается таинство продолжения традиций того «фантастического реализма», к которому стремился Е. Б. Вахтангов. Эти актеры живут на сцене абсолютно правдиво и естественно — и в то же время как бы смотрят на своих героев со стороны. По словам одного из критиков артисты вахтанговского толка всегда оставляют щелочку между собой и своим героем. В. А. Этуш прекрасно претворяет в жизнь этот принцип.  В постановке театра имени Вахтангова французская комедия «Будьте здоровы» не трансформируется ни трагикомедию, ни в моралите, она остается сама собой — французской комедией нравов. Занавес закрывается под лихой бравурный мотив, подводящий итог, хотя все противоречия остаются зияюще открытыми, никакие точки над «и» не расставлены, — динамическая структура постановки подхватила энергию метафор и повлекла их дальше. Стефан Буасьер вроде бы снова собирается ожить? Тем лучше. В конце концов, он-то хоть сам заработал свои миллионы, пусть даже писанием бульварных романов. Он, вправе еще раз перетасовать всю колонну судеб. А пока — давайте поаплодируем вахтанговцам, поблагодарим их за высокую культуру разговора со зрителем.