Максим Горький

Егор Булычёв и другие (1932)

Пьесу «Егор Булычёв и другие» готовили к сентябрю — в этом месяце по всей стране шумно праздновали юбилей вернувшегося из Италии Горького, сорокалетие его литературной и общественной деятельности. Тем ответственней была для театра постановка «Егора Булычёва» — первой пьесы, написанной Горьким после многолетнего перерыва.

Газета «Труд» за 6 октября 1932 г. публикует рецензию Юр. Соболева: «Пьеса Горького глубоко реальна, но, как всякое большое художественное произведение, она дает широчайшие обобщения. За физической и нравственной гибелью купца Булычёва встает грандиозная картина разложения и гибели российского капитализма, ибо пьеса, развертывая события личной жизни обитателей булычёвского дома, рисует вместе с тем ту историческую обстановку (империалистическая война и первые дни Февральской революции), в которой эти личные катастрофы становятся исторической закономерностью».

Б. Резников пишет о спектакле в газете «Правда» за 30 сентября 1932 г.: «Пьеса подняла театр на огромную высоту. Но и театр сыграл пьесу с большим мастерством. Мы имеем в данном случае редкий образец сотрудничества автора с театром. Словесный материал автора, и режиссерское оформление, и игра актеров сливаются в одно целостное, яркое, полное социального смысла зрелище.

Чтение актерами до открытия занавеса отрывков из газет того времени сразу вводит зрителя в гущу эпохи. После такого введения первые же реплики актеров становятся более понятными и осмысленными. Постановка сделана без особых хитростей и заумности, с той художественной простотой, которая позволяет актеру развернуть всю гамму красок исполняемой роли.

Театр Вахтангова не нуждается. кажется, в рекомендации. Но только тот, кто посмотрит эту пьесу, поймет, на что способен этот театр, какой огромной культурной силой он является […].

На первом месте стоит, конечно, артист Щукин, исполнитель заглавной роли. Целиком перевоплотившись в «насквозь земного» костромского Егора Булычёва, усвоив его особенную походку, речь, жесты, движения, артист доносит до зрителя мельчайшие оттенки этой сложной, противоречивой, но красочной фигуры. В этой роли легко было оступиться, переиграть, сделать Булычёва    слишком добродушным или слишком сухим, прямолинейным. Этого не случилось. Трудно себе представить, как можно было бы лучше сыграть эту ответственнейшую роль. А ведь исполнение этой роли в значительной мере решает успех всей постановки. Только артист с большой культурой и способностями мог так справиться с этой ролью.

Не менее блестяще провела роль Шуры артистка Мансурова. Занавес только что поднят, произнесено только две-три реплики. Зритель, не читавший пьесы, еще не знает что к чему. Но вот Шура смеется. Смеется зло, грубо, несдержанно. И этот смех настолько выразителен, что зритель только из этого взрыва хохота уже наполовину понимает и образ самой Шуры и взаимоотношения ее с окружающими».

 

Основная сцена

Премьера состоялась 25 сентября 1922 года

Действующие лица и исполнители:

Егор Булычёв Борис Щукин
Ксения,
его жена
Анна Запорожец
Варвара,
дочь от Ксении
Дина Андреева
Елена Меньшова
Александра (Шура),
побочная дочь
Цецилия Мансурова
Дети от первой жены
АлексейМихаил Сидоркин
Лев Снежницкий
АнтонинаВалерия Тумская
Ксения Ясюнинская
Мелания,
игуменья, сестра жены
Нина Русинова
Мария Некрасова
Звонцов,
адвокат, муж Варвары
Лев Русланов
Александр Козловский
Тятин,
его двоюродный брат
Константин Миронов
Андрей Тутышкин
Мокей Башкин,
старший приказчик Булычева
Иван Лобашков
Василий Достигаев Осип Басов
Борис Захава
Елизавета,
жена его
Вера Макарова
Вера Львова
Павлин,
поп
Михаил Державин
Яков Лаптев,
приказчик
Иван Каширин
Владимир Москвин
Доктор Борис Королев
Владимир Покровский
Трубач Виктор Кольцов
Зобунова,
знахарка
Елена Понсова
Татьяна Кишкина
Пропотей,
блаженный
Николай Семенов
Таисия,
монастырская служка
Зоя Бажанова
Татьяна Блажина
Мокроусов,
пом. пристава
Борис Шухмин
Николай Лебедев
Глафира,
горничная
Елизавета Алексеева
Валентина Данчева
Донат,
лесничий
Виктор Эйхов

Постановочная группа:

Постановка Борис Захава
Художник Владимир Дмитриев